Премьера оперы «Царская невеста» в Уфе: шекспировские страсти на сеновале

Постановщики подчеркивают, что исторический аспект в спектакле - не главное

6 февраля 2018 в 17:13, просмотров: 443

«Царскую невесту» - главную оперную премьеру сезона - меломаны ждали давно: опера не шла в театре почти пятнадцать лет! Хотя на уфимской сцене знаменитая опера ставилась уже не раз, начиная еще с 1947 года. К своему юбилею - в 2018 году театр отмечает 80-летие – «Царская невеста» вернулась в репертуар: премьерные показы вызвали большой интерес у меломанов и музыкальных критиков, которые прилетели даже из Москвы. 

Премьера оперы «Царская невеста» в Уфе: шекспировские страсти на сеновале
Фото автора

«Артистам пришлось привыкать к соломе»

 

Проект осуществлялся на грант главы республики «Русский дуэт - опера и балет», составивший 13,5 миллиона рублей. Этих денег театру хватило на два новых проекта - кроме «Царской невесты» на них был поставлен балет «Аленький цветочек». Но большая часть выделенных средств, разумеется, пошла на реализацию оперного проекта, ставшего главной премьерой сезона.

- Произведения русских классиков обязательно должны быть в репертуаре российских театров, - пояснил свой выбор дирижер-постановщик, лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» Артем Макаров. – «Царская невеста», без сомнения, одна из лучших опер Римского-Корсакова, в которой проявились все грани таланта гениального русского композитора. 

Дирижер признался, что давно мечтал осуществить постановку этой оперы и был очень рад, что его идею поддержал режиссер Филипп Разенков, в 2017 году занявший пост главного режиссера Башкирского театра оперы и балета. Уфимскому зрителю Разенков знаком по работе над оперой «Орлеанская дева», номинировавшейся на «Золотую маску». В качестве художника-постановщика с подачи режиссера в Уфу был приглашен главный художник Удмуртского театра оперы и балета Владислав Анисенков - автор сценографии и костюмов более чем к шестидесяти постановкам, которые он осуществлял во многих российских театрах. Без сомнения, новая постановка Башкирского оперного своим успехом в немалой степени обязана именно Анисенкову - зрители по достоинству оценили необычную сценографию - шекспировские страсти из мрачной эпохи Ивана Грозного и опричнины разыгрывались на самой настоящей соломе, которой завалена сцена на протяжении всего спектакля.

- Технически спектакль очень сложный - артистам пришлось привыкать к соломе, - прокомментировал оригинальное оформление сцены режиссер Филипп Разенков. - Тем более что это не драматический, а оперный театр, где малейшая пыль может стать аллергеном и вызвать сложности у певцов.

Конечно, с точки зрения акустики использование соломы несколько смущает. Известно, что этот материал отличный звукоизолятор - солома глушит звук, но, надо признать, картинка получилась очень эффектная.

- Солома - важный элемент художественного решения, как явление природы, рожденное солнцем и хранящее свет и тепло, - уверен художник-постановщик Владислав Анисенков. - В спектакле много и золота - символа царской власти, порожденного темными сторонами мироздания и человеческой души. Это знак безграничной власти Ивана Грозного.

 

«Исторический аспект в спектакле - не главное»

 

Постановщики подчеркивают, что исторический аспект в спектакле - не главное, хотя в основе либретто оперы реальный, но малоизвестный факт третьей женитьбы Ивана Грозного на Марфе Собакиной, продлившейся всего пятнадцать дней - новоиспеченная царица умерла при странных обстоятельствах и ее смерть породила слухи об отравлении. Трагическая судьба юной красавицы вдохновила русского писателя Льва Меня, чей роман и был положен в основу либретто оперы. Любопытно, что сам Иван Грозный не имеет ни одной вокальной партии в опере - его образ целиком и полностью характеризуется оркестровыми темами - так решил сам автор оперы Римский-Корсаков.

- Для нас Иван Грозный - это не конкретная историческая фигура, а, скорее, образ того ужаса, который царит в мире, такая мифологизированная субстанция, - поясняет режиссер Филипп Разенков. - Мы сохранили эпоху, но она нужна только для погружения в атмосферу - атмосферу лжи, всеобщего ужаса и, как следствие, всеобщего саморазрушения.

В соответствии с задачей были изготовлены и  костюмы для героев, весьма далекие от традиционных постановок.

- Во всех костюмах присутствуют элементы решеток, - пояснил Владислав Анисенков.- Закрыв «решетками» собственную душу, человек пытается за ними спрятаться, не понимая, что страх рожден им самим и живет внутри него.

Анисенков  использовал и традиционные символы - в спектакле много крестов, икон, которые призваны подчеркнуть контраст между верой в Бога и земными страстями, противоречащими вере.

Безусловно, несколько необычная трактовка некоторых эпизодов оперы и использование современных технических возможностей вызовет интерес у публики. К тому же в этой опере, всегда пользующейся успехом у истинных меломанов, представлены почти все типы голосов, что позволило принять в ней участие всем ведущим солистам театра. На премьерных показах роль Марфы исполнила Эльвира Фатыхова и «золоте сопрано Башкирии» Диляра Ирисова, Любаши - Екатерина Лейше и Любовь Буторина, Григория Грязного - Владимир Копытов и приглашенный солист Большого и Мариинского театров Александр Краснов, Ивана Лыкова - лауреат «Золотой маски» Ильгам Валиев и Владимир Орфеев, Василия Собакина - Салават Аскаров и Геннадий Родионов.




Партнеры