Герман-младший: «Говорухин пытался всячески приватизировать Довлатова»

Режиссер рассказал уфимцам, как создавал фильм о писателе

14.03.2018 в 06:58, просмотров: 603

Не утихают споры о том, что значит Довлатов для Уфы, где он родился и прожил – даже не несколько лет, а всего несколько месяцев. В столице Башкирии синефилы отметили премьеру фильма Алексея Германа-младшего о земляке спецпоказом в кинотеатре «Родина», после чего пообщались с режиссером по скайпу. Режиссер подчеркнул, что для него было очень важно вернуться в ту эпоху, поскольку это было время молодости его родителей, время невероятно живой жизни в Ленинграде и выдающейся литературы.

Герман-младший: «Говорухин пытался всячески приватизировать Довлатова»
Фото: архив МК

«Я не претендую на отражение эпохи и даже на отражение личности»

- Вообще, я человек, сильно устремленный в прошлое. Поэтому для меня - уже после ухода отца, когда мама болела – в этом возвращении во время, близкое к детству, была определенная психотерапия. Кроме того, я с нежностью отношусь к творчеству Довлатова, и очень обидно, что по нему не снято фильмов. По-моему, это невероятно парадоксальная и прекрасная в своих парадоксах фигура. Он и нежный, и служивший на зоне, и выпивающий, и пытающийся не выпивать, и человек, в которого были влюблены все бабы в городе, потому что он был таким неаполитанским красавцем, и при этом вернувшийся в итоге в семью. И трагедия, что не печатали. Часто говорят, что у него было много компромиссов, а ведь их особо и не было. Он мог бы делать детские сценарии – тогда это вообще не было проблемой. Написал про девочку и собачку, вышла бы картина, получил бы много денег. Через две такие картины – получил бы кооперативную квартиру. Эта их несгибаемость с Бродским – они себя в итоге не предали – мне показалась очень важной для нашего времени.

Авторы фильма следовали определенному образу писателя и были готовы к тому, что это представление о нем не совпадет с тем, что когда-то сформировалось у зрителей и читателей. Кроме того, Алексей Алексеевич добавил, что нужно разделять самого Довлатова и его литературного героя.

- Мне кажется некоторым преувеличением, что он был такой драчливый мачо. Занимаясь определенными историческими изысканиями, я не нашел подтверждений его невероятной агрессивности и бойцовости, как минимум. Скорее наоборот. У меня папа тоже здоровый был, боксер, росли близко с Довлатовым – через полтора километра. Папа рассказывал, что сам он тоже был такой неистовый берсеркер на съемках, бегал за людьми с шапками, с лопатами. Но при этом в жизни был не совсем таким – часто неуверенным в себе человеком, очень обидчивым. Когда запретили «Лапшина», все его бросили и ему никто не позвонил на день рождения, он три месяца пролежал на даче лицом к стене. В этом смысле надо разделять мифы с легендами и то, какие мы есть.

В качестве консультантов фильма выступили вдова Довлатова Елена и его дочь Катя, литературовед Андрей Арьев, историк и литератор Яков Гордин.

- Я не претендую на отражение эпохи и даже на отражение личности. Не претендую на большое, если честно. Мы взяли всего несколько дней, потому что не хотели делать классическую биографию – родился, вырос, женился и так далее. Такие тяжелые жанры – не для Довлатова. Эти дни – замочная скважина, через которую мы заглядываем в то время. Абсолютно понятно, что многое через нее мы не видим - что слева от двери, что справа. Но мы видим кусочек жизни. Нам показалось, что лучше, если бы этот кусочек был предпраздничным, чем простым, чтобы было ощущение немного другого города.

Отвечая на вопрос о спорах вокруг фильма, Герман подчеркнул, что «Довлатов» - это не документальный фильм.

- Одни говорят, что мы всех запугиваем, что это все страшно, а другие - что мы специально по какому-то незримому контракту с начальством делаем все прекрасным. Я считаю, что кроме некоторых художественных гиперболизаций, которые у нас были, мы очень близки к тому, как это было на самом деле. Многие споры связаны с тем, что высказываются люди, которые не очень хорошо знают время и плохо понимают предмет. Я из писательских семей и примерно представляю, как все это происходило. Поэтому когда говорят, что все было не так, что эти люди так не говорили – это ерунда.

«Мы хотели сделать кино о Ленинграде, о времени, о людях»

Исполнитель главной роли – Милан Марич – сербский актер, который, по словам Германа, появился от отчаяния: очень долго не могли найти подходящего человека.

- В России искали, но не находили - мне казалось, что никакой подлинности нет. Мы не хотели брать известного актера. Было очень много спекуляций, что Довлатова совершенно точно играет Козловский или совершенно точно его играет муж Ксении Собчак или кто-то еще. И почему это не Дюжев? Дюжев – милейший человек, интеллигентнейший, но он не совсем Довлатов.

В итоге поиски актера вышли за границу - в Израиль, Армению, Азербайджан, затем в Восточную Европу, в Польшу, в Сербию.

- Нашли двух сербов, похожих. Приехал Милан и довольно быстро стало понятно, что он какой-то невероятный большой, нежный, тонкий, прекрасный артист, похож на Довлатова, если его откормить салом. Мы его откармливали, чтобы он был толще и не был такой мускулистый, такой молодой Брэд Питт, то есть мы его немножко уродовали. По-русски он не говорил. Мы его поселили на пять месяцев в Питер, в маленькую квартирку, заставили есть плохую пищу – жирную. И он у нас вызревал, как зеленые бананы под кроватью. Когда созрел – начали снимать. Он действительно хороший актер.

Интересно, что в кастинге «Довлатова» оказалась Светлана Ходченкова. Дело в том, что актриса также сыграла роль в недавнем фильме Станислава Говорухина «Конец прекрасной эпохи» - экранизации нескольких рассказов из сборника Довлатова «Компромисс».

- Говорухин, когда узнал о нашем проекте, начал объяснять, что фильм у нас будет плохой, и всячески приватизировать Довлатова. Я специально не посмотрел его фильм, чтобы не давать себе возможности агрессивно отвечать. Это сейчас он довел меня, когда начал писать, что мы фильм специально для заграницы делаем и там он будет востребован. Поэтому я был не в курсе, что у него снималась Ходченкова. Я ее очень уважаю как актрису, я решил, что она может сыграть и эта роль будет ее. Почему не использовать ее, если она есть? Но никаких пересечений со Станиславом Сергеевичем у нас не было.

Сценарий писал Герман-младший с Юлией Тупикиной, процесс шел долго. Многое приходилось переписывать, было около восьми вариантов сценария.

- Моя жена – художник фильма – многое допридумывала, потому что она очень много общалась с Катей и Леной Довлатовыми. Это было коллективное творчество, мы много вставляли людей в фильм, о которых узнавали совсем близко к съемкам. У нас не было задачи сделать модный фильм, мы хотели сделать кино о Ленинграде, о времени, о людях.

«С каждым годом наши фильмы становятся все примитивнее»

Премьерный показ «Довлатова» прошел на Берлинском кинофестивале в конце февраля. Фильм приняли хорошо – зал был полный, публика досмотрела его до конца, при этом среди критиков он был одним из лидеров конкурсной программы.

- Есть разница в восприятии фильма здесь и за рубежом. Они про нас мало что знают, мало что понимают. Этот кинофестиваль в определенной степени для иностранцев. Поэтому какие-то наши коннотации и вещи, которые они не в состоянии понять, поскольку не представляют ту жизнь, были немножко объяснены в субтитрах. Это сработало, потому что фильм сейчас пойдет в 40 странах мира. Другое дело, что я думаю, они считывают процентов 30-40 всего фильма. Думаю, они понимают поэзию. В целом, если в фильме есть пять-шесть слоев, то один-два слоя они считывают и этого им достаточно.

Интересно, что финальный эпизод «Бумажного солдата» - фильма Германа 2008 года - и время действия «Довлатова» - одно и то же: осень 1971 года. Герман уточнил, что это совпадение лишь отчасти.

- В «Довлатове» мы были обречены на этот временной отрезок, потому что еще Бродский в городе. И мы не хотели уходить раньше, потому что они должны были быть немного повзрослевшими. А позднее в нем есть уже какая-то невероятная обреченность – уже в Америке. Понимаете, надо просто на глаза посмотреть человеческие. Посмотрите на глаза Блока, Бродского, Довлатова. Разве в них не видно невероятную внутреннюю жизнь, и ранимость, и тонкость? А про что фильм «Бумажный солдат»? В том числе – о конце эпохи идеалистов, о замораживании. Этот фильм сильно опередил свое время, многие не поняли, что это картина о новом историческом цикле России, когда закончилось шестидесятничество и началась совсем другая эпоха. В этой части да, есть определенная взаимопреемственность этих двух фильмов.

Зрители обратили внимание на киноязык, знакомый по фильмам Германа-старшего. По словам режиссера, дело тут не в подражании отцу, а в более широком контексте отечественной кинематографической школы.

- В советском кинематографе было важно, чтобы люди, которые находятся в кадре, говорили – на дальнем плане, на среднем – неважно. Это сейчас мы привыкли, что в сериалах или дублированных фильмах этого нет. Если говорить по школе, то люди, которые находятся в кадре, должны издавать какие-то звуки, желательно чтобы они были осмысленные, чтобы это был нормальный диалог. Я двигаюсь в сторону такого. Но не только я так делаю, не только мой папа так работал - много кто. Мой папа, Тарковский, Кира Муратова – эти люди нашли настоящий язык кино, который имеет отношение к нашей стране, незаимствованный, не экспортный. И этот язык подробностей, вглядывания мне нравится. И есть выбор – либо делать так, либо идти в сторону наших сериалов про 60-е годы, где все в модных платьях, в лодочках, счастливые, цветные и позитивные. Такая мультипликация. Мы, естественно, пошли в сторону того, что наиболее близко передает ощущение непрерывности жизни вокруг нас. Поэтому я соотношу себя не только с творчеством отца, но и с большой школой, которая была, которую мы теряем, потому что с каждым годом наши фильмы становятся все примитивнее и примитивнее. Работать никто не хочет, всем лениво.




Партнеры