Константин Хабенский: «Я не боюсь соседства «Собибора» с «Мстителями»

Актер представил в Уфе режиссерский дебют о лагере смерти

16.05.2018 в 05:18, просмотров: 642

Константин Хабенский представил в Уфе режиссерский дебют - фильм «Собибор», в котором сыграл и главную роль. Картина рассказывает о единственном успешном восстании в нацистском лагере смерти в октябре 1943 года, которое организовал лейтенант Александр Печерский. Актер пребывал в отличном расположении духа и очень подробно отвечал на вопросы. Более того, на телевизионный эфир он отправился пешком, пройдясь от Гостиного двора до Телецентра.

Константин Хабенский: «Я не боюсь соседства «Собибора» с «Мстителями»
Фото: архив МК

«Вдохновлялся советским кинематографом»

Перед журналистами Хабенский появился в непарадном виде - с отросшими волосами под бейсболкой и густой бородой. Константин готовится к съемкам продолжения сериала "Метод" и вынужден постепенно вживаться в образ героя.

- Я, конечно, уже посмотрел картину полностью, когда работа над фильмом была окончена. Но это был рабочий просмотр - я сидел с блокнотиком, записывал комментарии. Потом у меня не было возможности посмотреть фильм, как зритель. В Уфе я восполню этот пробел, - заметил Константин.

- Насколько ваш фильм документален и насколько художественен?

- Я считаю, что это художественное кино, но это кино в моем понимании каким оно может быть на сегодняшний день на подобную тематику.

- Какое впечатление картина произвела на родственников Печерского?

- В Фонде Печерского работают честные и искренние ребята, потому что заниматься продвижением памяти о "Собиборе" бессмысленно, если ты рассчитываешь на какую-то коммерческую основу. Там работают идейные ребята, для которых важна эта тема. Если бы мы предложили им участие в сомнительной кинопопуляризации того, чем они занимаются, наверное, они бы не участвовали. Элеонора Александровна - дочка Печерского и Наталья – его внучка, мне кажется, все поняли правильно. Я с ними пообщался после просмотра фильма. Элеонора Александровна прекрасно поняла, что это собирательный образ. Тем не менее мне кажется даже в этом собирательном образе они нашли родного человека. Это очень важно.

- В каждой российской семье есть люди, прошедшие через войну. А у вас?

- Моя бабушка была военным врачом-стоматологом, дед после войны отстраивал города.

- Министр культуры Владимир Мединский - один из авторов идеи снять "Собибор". Как он помогал вам в процессе съемок?

- Я знаю за Владимиром Ростиславовичем желание разбираться и поддерживать исторические моменты, связанные либо с историей нашей страны, либо вообще с мировой историей. Насколько я знаю, он какое-то время назад был автором идеи снять историю на эту тему. Я думаю, как говорят в Одессе, есть две большие разницы: быть автором идеи снять кино и быть автором идеи как снять кино. Дальше многоточие. Тем не менее желание и стремление Владимира Ростиславовича похвально. Я думаю, фильм - это все-таки заслуга детей или внуков тех людей, кому Печерский спас жизнь, кого он вытянул из этого лагеря смерти. Все-таки это они - авторы идеи не забыть Печерского. Без них не было бы всего остального.

- Когда снимали "Собибор", какие произведения советского кинематографа вас вдохновляли?

- Я не скажу, что вдохновляюсь ежедневно советским кинематографом. Это кинематограф, на котором я воспитан. Совершенно разные советские фильмы живут во мне, и они во мне, я люблю это выражение, булькают. Это могут быть и "Они сражались за Родину", и "Тот самый Мюнхгаузен", и "Пацаны", и "Москва слезам не верит", и "Ирония судьбы", и "Баллада о солдате", и "Коммунист". Хорошие советские фильмы сильны тем, что рассказывают про людей. И, конечно, они сильны хорошей несуетливой актерской работой. Это очень важно. В последнее время в погоне за монтажом и соответствием донесения информации до зрителя, который довольно избалован, быстро считывает все и зачастую идет впереди фильма и спектакля, мы пытаемся совместить вещи, когда не хочется и актеров резать, и показывать говорящие головы. Хочется, чтобы мои коллеги работали вместе со мной и занимались профессией.

«Не жалею, что снял Кристофера Ламберта»

- В советских фильмах всегда были консультанты, которые помогали воссоздать детали того времени...

- Консультантом у нас был фонд Печерского и Российское военно-историческое общество. Они помогали, подсказывали по каким-то деталькам, точностям, чтобы мы не ляпнули. По большому счету это собирательный образ, наши чувства, фантазии и мысли, связанные с той ситуацией. Существует очень серьезное документальное кино на эту тему, поэтому перейти в жанр документального кино не хотелось. Задача была художественными приемами и актерскими работами рассказать эту историю и донести до зрителя.

- Были ли другие варианты на главную роль?

- Сначала мне поступило предложение поучаствовать как актеру, а потому уже возглавить эту историю. Кристофер Ламберт был мне представлен продюсерами. Это их затея для европейского и мирового проката. Я ни чуточки не жалею, что он участвовал в этой истории.

- Вы сильно похудели во время съемок. Было физически сложно?

- Все складывается наилучшим образом, скажу я вам. Как себя человек не заставляет похудеть, он набирает вес. Явление абсолютно противоположное. Причем оно относится не только ко мне, но и ко многим коллегам, которых просят стать толще или похудеть. Все происходит с точностью до наоборот. Судьба мне подкинула другую штуку. Я заканчивал съемки в фильме "Время первых", а там хочешь не хочешь похудеешь - в невесомости на тросах. Мы вместе с Женей Мироновым худели каждый день, потому что были спортзалы, 12-ти часовая рабочая смена, под обычными костюмами-скафандрами у нас еще были толстые поролоновые скафандры. Так что любое движение давалось с трудом. В таком прекрасном физическом состоянии я подошел к съемкам в фильме "Собибор".

- Над фильмом работала интернациональная команда. Насколько вам было сложно общаться с коллегами из разных стран?

- Сложно в одном моменте - ждать ответ, ведь я общался через переводчика. Через какое-то время переводчики уже не нужны были, хотя я не успел выучить все языки, на которых работали актеры. Да и они тоже русский не успели познать в совершенстве. Но все произошло быстро, и переводчики стали не нужны, когда они поняли, что мы не занимаемся пропагандой, кумачевыми высказываниями и агитками, а рассказываем историю про людей. В остальном работала система Станиславского, которой пользуются все актеры мира. Этим мы должны быть горды и сильны. Кроме того, это был разговор о людях, а не о позиции государств, которые меряются участием в мировых событиях. Понимание этого момента - основа фильма.

- Насколько сложно быть и актером, и режиссером?

- Учитывая, что это дебют, быть просто режиссером уже тяжело. Пытаться общаться путем дублеров в кадре для разведения мизансцен на общем плане, успевать говорить в рацию тексты для партнеров, думать о том, что необходимо снять совершенно другой финал и другое начало, продлить киножизнь каким-то актерам, кому-то сократить, переписать сценарий - и на все это у тебя ограниченное время. Учитывая, что все навалилось в одно время, в одном месте, в одном направлении - это очень тяжело, но и очень интересно. А я люблю, когда интересно. Не люблю, когда идут повторы, не люблю сидеть на стуле, на котором уже ничего не фантазируется. Мне пока нравится развиваться. Думаю, что когда-то это время пройдет, но пока интерес к профессии и к обучении как-то жив во мне.

«У нас люди неравнодушные. Просто нужно им об этом напомнить»

- Министерство культуры начало практику разводить голливудские блокбастеры и большие российские премьеры. На ваш взгляд, это правильно? "Собибор" выходит вместе с "Мстителями"...

- По большому счету это все равно, что выпускать команду третьего дивизиона футбольной лиги с лучшими футбольными клубами мира. Я не боюсь этого соседства и считаю, что тематика одна что в том, что в другом фильме. Только у нас история затрагивает настоящих живых людей, а в фильме моих коллег они более абстрактны. Каждый выберет то, что ему понятнее. А поддерживать наши фильмы необходимо, почему нет. Другое дело, какими способами. Может быть, поддержка нужна не на финальном этапе показа фильма, а на этапе подготовки. Тогда мы будем более готовы выходить на одно поле с такими соперниками.

- В одном из интервью вы говорили, что вы и режиссура - это разные вещи...

- Я не отказываюсь от этих слов. Но, видимо, наступил такой момент, когда нельзя было уже молчать, и я высказал все, что понимаю в режиссуре на сегодняшний день. Толчком стало предложение продюсеров возглавить эту историю. Два раза я отказывался от предложения, но Бог любит троицу. Это не кокетство, просто, видимо, мне нужно было высказаться в этом направлении. Дальше я пока пойду своей дорогой. Я прекрасно понимаю, что такое быть режиссером. В свое время Тимур Бекмамбетов, когда мы снимали "Ночной дозор", сказал мне слова, которые я запомнил: "Надо очень хорошо понимать, как не надо". На тот момент я очень хорошо понимал, как не надо, а как надо - надо искать.

- На какого зрителя вы рассчитывали?

- Когда снимал, я отталкивался от аудитории, которая называется "Константин Хабенский". Я снимал историю, которая была интересна мне. Во время монтажа фильма я сформулировал для себя аудиторию, и мы подчеркнули ее возрастным цензом 12+. Ниже мне кажется пока неправильно показывать. Аудитория очень простая - люди, которые умеют чувствовать, сопереживать, не боятся выражения собственных эмоций. Я считаю, это нормальная четкая аудитория и большинство нашей страны - такая аудитория. У нас люди неравнодушные. Просто, может быть, иногда им нужно напомнить об этом.

- Тур начался в Варшаве, закончится в Берлине. Как Уфа попала в этот ряд?

- Вы хотите себя навсегда вычеркнуть из списка следующих премьерных гастролей? Много городов предлагали, но я не могу быть одновременно во всех. Фонд Печерского взял на себя премьерный груз ответственности и параллельно представляет этот фильм в других городах. У нас по две премьеры в день. В Уфе есть студия творческого развития, внимание к которой у меня довольно интенсивное. Кроме того, мы совместили премьерный тур и показ фильма главе республики. А он нас знает не понаслышке, потому что когда мы проводили фестиваль "Оперение" в Уфе, Рустэм Закиевич познакомился с гостями и нашим творчеством. Мы продолжаем поддерживать хорошие человеческие отношения. Студия творческого развития феноменально развивается в вашем городе. Здесь выходят в жизнь молодые люди очень правильно настроенные и с очень тонким и хорошим пониманием себя в человеческом пространстве. Мне это дорого. У них активная жизнь не только в Уфе, но и по стране, и по миру, и по Европе. Это ищущая, творческая команда неравнодушных людей. Так что прекратите относиться к городу, в котором вы живете с точки зрения подачки. Как только вы поймете, что живете в хорошем городе и вокруг вас люди, достойные уважения, сразу же будете думать другими масштабами.