Ценный кадр

Фотохудожник Рамиль Кильмаматов: «Главная в профессии — камера, а я просто при ней»

08.10.2010 в 15:06, просмотров: 1712

В канун Дня Республики президент Башкирии подписал указ о присуждении премии имени Салавата Юлаева фотохудожнику Рамилю Кильмаматову. С ним заочно знакомы, наверное, почти все уфимцы. Точнее, с его работами.

Ценный кадр

Совершая променад по улице Ленина, наше внимание неизменно привлекает экспозиция фотографий на здании «Башинформсвязи». Мы с любопытством рассматриваем интересные снимки, в которых отражены интереснейшие моменты жизни республики и ее столицы. Автором большинства этих фото является Рамиль Исмагилович. 60-летний фотохудожник и курирует фотовыставку, украшающую центральную улицу города.

«Мечтал быть водителем, а снимал для души»

Сегодня Рамиль Кильмаматов — признанный ас фотографии, а когда-то он даже не предполагал, что его любимое хобби может превратиться в работу.

— Фотографией я увлекся еще в четвертом классе, — вспоминает Рамиль Исмагилович. — Мне купили фотоаппарат «Мир» и как раз в это время к нам в деревню приехал студент стерлитамакского педуниверситета Радмир Якиев. Он вел огромное количество кружков, играл с нами в футбол и хоккей. Руководил он и кружком фотолюбителей, в который я начал ходить. С этого момента фотография меня очень заинтересовала. Правда, я никогда не думал, что буду заниматься этим серьезно. Тогда мои снимки ничем особенным не отличались от фото других любителей: я снимал, что называется, для души, а мечтал стать водителем. Ведь в деревне шофер — самый уважаемый человек, особенно так считалось в послевоенное время, когда я был еще мал.

Спустя годы, уже после окончания военного училища и службы в МВД, Кильмаматов устроился подрабатывать методистом в Дом народного творчества.

— Тогда-то меня и потянуло к фотографии, да так сильно, что я даже забросил службу в МВД. Правда, еще будучи старшим мастером пожарно-технической станции, экспертом я не забывал о своем увлечении: делал фотографии огненной стихии и снимал фильмы о работе пожарных.

Сегодня на счету Рамиля Исмагиловича 60 персональных выставок в России и за рубежом. Кильмаматова знают во всем мире, он лично знаком со многими известнейшими фотографами. Им создан уникальный фонд фотоматериалов, в котором отражена жизнь Башкирии. В этом году Рамиль Кильмаматов номинирован на Госпремию имени Салавата Юлаева за лучшие произведения в области литературы, искусства и архитектуры. Интересно, что он стал первым фотохудожником в Башкирии, номинированным на эту премию. Некоторые российские коллеги Кильмаматова как, например, Владислав Бороздин из Перми, Фарит Губаев из Казани уже удостоились государственных премий своих регионов.

Только в этом году Рамиль Кильмаматов организовал пять фотопроектов. Его персональная выставка под названием «Мой Башкортостан» прошла в египетских городах Хургада и Каир. Экспозицию «Сердце с тобой, мой Башкортостан» — о наших земляках-студентах, обучающихся в каирских университетах, можно было увидеть в Духовном Управлении мусульман РБ. Кроме того, состоялись фотопроекты «Солдаты Победы» и «Башкирский сабантуй». В последнем участвовали лучшие фотохудожники стран-членов ТЮРКСОЙ.

— Сейчас продолжаем делать снимки родной Башкирии: недавно вернулись из поездки на Иремель, — объясняет Рамиль Исмагилович. — Не так давно мы провели шестую творческую фотолабораторию художников ТЮРКСОЙ. Уже пять раз это событие проходило в Турции, а в этом году его принял Башкортостан. В Казахстане в сентябре пройдет выставка, в рамках которой наши фотохудожники представят свои работы. Осенью в Анкаре жители Турции смогут увидеть экспозицию под названием «Башкирский сабантуй». В октябре представлю свою персональную выставку «Башкортостан — земля дружбы» в Национальном музее РБ.

«На Путина мне не везет»

— Вы общаетесь с фотографами по всему миру. Языковой барьер не возникает?

— Все фотографы понимают друг друга без слов: мы разговариваем на языке фотографии. Я не очень хорошо владею английским, но, тем не менее, запросто со всеми общаюсь. Кстати, многих своих друзей-иностранцев я научил русским словам. Например, будучи в гостях у турецкого фотографа Ибрагима Демири я выучил кое-что по-турецки, а он — по-русски. В Египте очень многие люди знают русский язык, видимо, из-за большого количества русских туристов. Кроме того, в Египте очень много смешанных браков. Дело в том, что женитьба недешевое удовольствие: нужно платить очень большой калым. Именно поэтому египтяне так часто женятся на русских, украинках и молдованках. Так что проблем в общении в этой стране точно нет, на мою выставку в Хургаде люди приходили целыми семьями. Да и потом смысл фотографии объяснять не надо: все ясно и без слов.

— Кого из известных людей довелось фотографировать?

— Могу отметить Михаила и Раису Горбачевых, Бориса Ельцина, Владимира Путина, Дмитрия Медведева, Юрия Лужкова. Но, например, на Путина мне совершенно не везет. Когда он приезжал в Уфу в первый раз, мне досталось для съемки очень неудобное место, откуда толком ничего и не снимешь. Пришлось оперативно занять другое положение: я быстро перебежал и оказался прямо около юрты Татышлинского района, куда как раз и направлялся Владимир Владимирович. Казалось бы, лучше и быть не может, Путин мне практически позирует, да еще и спрашивает у меня: «Ну, как, получается?». А мне и сказать нечего — камера отказывается работать. В этот момент мне плакать хотелось. Он еще долго общался с юношей в юрте, но я так и не смог его снять. А три года назад в день празднования 450-летия вхождения Башкирии в состав России около Монумента дружбы я вновь снимал Путина, и опять мне не повезло. Я только-только купил новую камеру и случайно нажал на какую-то кнопку: фотоаппарат замер и вновь отказался работать. Фотокорреспондент из московского пула Путина, увидев мое состояние, быстро подошел и помог разобраться, в чем была моя ошибка. Уже вдогонку я все-таки сделал два кадра Владимира Владимировича. Лучший из этих снимков прошел потом многие выставки и попал в различные издания.

— Доступность цифровых фотоаппаратов как-то сказывается на фотоискусстве?

— Абсолютно никак. Это так же как с живописью — многие люди рисуют, но художниками становятся далеко не все. Просто любительское фото и профессиональная работа фотохудожников — совершенно разные вещи. Например, фоторепортерам, работающим для изданий, важно передать правдивость и документальность событий, причем сделать это оперативно. А фотограф-художник — это аналитик. Он делает снимки ни на один день. Например, я за одну съемку делаю очень много кадров. Скажем, на Иремеле отснял около трех тысяч кадров, а отобрал из них лишь четыре работы и теперь занимаюсь только ими — создаю тот образ, который вижу. Фактически, мы создаем художественно-документальный образ времени.

— На кого стоит равняться молодым фотографам?

— Особенно могу отметить Раифа Бадыкова — фотографа и журналиста, очень талантливого человека. Отличные фотохудожники Виктор Алимов, Борис Абсаттаров, Наиль Галеев. Безусловно, необходимо изучать и работы мировых фотографов. Нужно смотреть очень много специализированных журналов, важно получить широкие знания. Мы часто устраиваем в Уфе выставки лучших фотографов со всего мира. Например, в следующем году к нам приедет очень известный литовский фотохудожник — Альгимантас Александравичюс.

— О какой съемке мечтаете?

— Я уже снимал в Тайланде, Вьетнаме, Китае и многих других странах. Теперь хочется побывать в Австралии. Еще мечтаю снять Иремель зимой, но пока не получается. Дело в том, что я побаиваюсь холодов, а от базы на Иремеле до места съемки нужно 12 км идти пешком. Все-таки для зимнего времени это довольно большое расстояние...

— Из увиденных стран, какая больше всего поразила?

— Тайланд. Там на островах совершенно дикая красота, а люди там живут по-простому и радуются жизни.

«Фотоаппарат понимает меня без слов»

— Сколько у вас фотоаппаратов?

— В общей сложности у меня было около сорока фотоаппаратов. Сейчас постоянно пользуюсь тремя, ношу их все с собой. Я уверен, что камера все понимает. Если фотоаппарат хвалишь и хорошо с ним обращаешься, он и работает отлично. Наверное, все-таки у техники есть мозг... Свою первую машину «Иж-Комби» я звал ласточкой, и свою сегодняшнюю камеру Canon 5D я тоже зову ласточкой, потому что она очень надежная. Фотоаппарат понимает меня без слов. Да и вообще в деле он главный, а я просто при нем. Я только ношу камеру и иногда подсказываю ей, что нужно сделать.
У меня в архивах столько снимков, что я даже затрудняюсь назвать их количество. Отпечатанных фото, которые когда-то выставлялись на экспозициях, около трех тысяч. А подсчитать цифровые снимки крайне сложно. У меня в общей сложности восемь компьютеров и огромное количество флеш-накопителей для хранения архива. Порой на поиски нужного кадра уходит полчаса.

— Какими успехами гордитесь?

— Мне радостно, что мой старший сын Радик стал кинооператором и режиссером, а младший знает по истории столько, сколько я за всю свою жизнь не узнал. Руслан — настоящая ходячая энциклопедия. Горжусь тем, что дружу с такими фотографами как Бадыков, Алимов и Абсаттаров. Мы не просто друзья, мы — одно целое. Если друг друга один день не увидим, уже что-то не так. От общения мы заряжаемся энергией.

— Кто ваш главный критик?

— Жена. Независимо оттого, в какое время я приезжаю со съемки, пока не скачаю все снимки в компьютер, спать не ложусь. Посмотрю, отберу лучшие и сразу же показываю жене, даже если приходится ее будить. Супруга — строгий критик, она меня не жалеет. Я считаю, что жалеть художника нельзя ни в коем случае: это не приведет к добру. Друзья должны всегда говорить только правду, а Лариса — мой главный друг.

— Она подсказывает идеи для съемок?

— Нет, я не люблю, когда мне что-то указывают. Я и сам никому не мешаю своими советами и не люблю, когда ко мне лезут с предложениями. В нашем деле важно единство фотографа и фотоаппарата. В творческом пространстве ты должен быть один, потому что это фактически интимные отношения с природой или с тем объектом, который ты снимаешь.

— Как удается расположить к себе людей на съемке?

— Симпатия или антипатия между людьми появляется с первого взгляда. Если ты человеку не понравился, то хоть что делай: ничего не изменишь. А вот если человек сомневается, ты можешь «перетянуть» его на свою сторону с помощью эрудиции, знаний, обаяния, можешь заинтересовать его своими работами. Если честно, у меня никогда не было трудностей в контакте с героями фотографий. Люди всегда на меня отлично реагируют, крайне редко попадаются те, кто отказывается фотографироваться или проявляет недовольство. Я всегда нахожу общий язык с прохожими, почти все они мне улыбаются. Даже полицейские как правило доброжелательны. С героями своих снимков я общаюсь через объектив, мне важно поймать их взгляд. Если у человека хорошая, чистая душа, фото выходят очень хорошие, а вот если человек чванливый, приходится сильно постараться, чтобы сделать достойный кадр. Когда я снимаю бабушек в деревнях, я всегда с ними разговариваю, признаюсь им в любви. Они сразу открываются, в глазах появляется стеснение… Именно в этот момент я их фотографирую. Но я нисколько не лукавлю: когда их снимаю, то действительно люблю.