В пух и прах

Прима башкирского балета ощипала «Черного лебедя»

23.02.2011 в 20:39, просмотров: 1616

«Я — чайка», — исступленно повторяла чеховская Нина Заречная. «Я — лебедь», — также самозабвенно твердит себе ее тезка — балетная танцовщица, героиня Натали Портман в драме Даррена Аронофски. В киноклубе «Анидор», открывшемся в уфимском кинотеатре «Родина», прошла премьера «Черного лебедя».

В пух и прах

Фильм, претендующий на «Оскара» в нескольких номинациях, вызвал среди уфимской публики много споров. Например, прима-балерина башкирской оперы Гузель Сулейманова устроила картине разнос и категорично заявила, что в фильме «практически все — неправда».

Перед премьерой «Лебединого озера» Нина переживает прямо-таки физически ломку: она покрывается гусиной кожей, у нее по-птичьему раскорячиваются ноги, между пальцами появляются перепонки, на спине прорезаются перья, вытягивается шея и отчего-то глаза наливаются кровью. А в финале она уже вовсю распушила перья перед публикой. За оглушительный успех Нине приходится заплатить собственной жизнью. Но кровоточит не столько тело, сколько израненная душа балерины, истерзанной ролью.

— В картине много неточностей, мы даже иногда смеялись, — призналась после премьеры балерина Гузель Сулейманова. — В фильме практически все — неправда. Начиная с того, как они надевают «ушки», как держатся на них костюмы, не прикрепленные резинками, как они делают танцевальный шаг — па де буре — на полупальцах.

Хотя прима отметила, что год тренировок у станка с профессиональными хореографами перед съемками не прошли для актрисы даром.

— Если не приглядываться, действительно можно увидеть в ней профессионала — подготовлена Портман прилично, — справедливости ради отметила народная артистка Башкирии. — Особенно можно похвалить отличную операторскую работу: нужно очень тщательно присматриваться, чтобы понять, что она не профессиональная балерина. Вот только я не совсем поняла глубокую мысль, заложенную в фильме.

По мнению Гузели Сулеймановой, уместнее было сделать героями труппу драматического театра.

— Артисты балета слишком реалистичны, — объясняет она. — Когда каждый день работаешь, как спортсмен, а потом додумываешь, как донести до зрителя образ белой и черной лебеди, рефлексировать, как героиня Портман, сил уже не хватает. И я ни за что в жизни не проверю, что артист балета во время работы над ролью может сойти с ума.

Неосведомленность башкирской примы несколько разочаровывает: ей ли не знать, что великая русская балерина Ольга Спесивцева, прозванная современниками «Красной Жизелью», как и ее любимая героиня была душевно нездорова. Именно работа над этой ролью стала причиной жизненной драмы танцовщицы: 20 лет она провела в психиатрической лечебнице. О трагедии всемирно известной балерины очень талантливо рассказал Алексей Учитель в своей картине «Мания Жизели».

— Мы можем отметить только игру Натали Портман, — призналась супружеская чета балетных артистов — Гульсина Мавлюкасова и Ильдар Маняпов, также посетившая премьеру. — Но это, пожалуй, единственное, что нам в фильме понравилось.