Инициатива наказуема

В Благовещенске из-за равнодушия чиновников страдают юные любители хоккея

До сих пор наша страна не может победить беду — отсутствие диалога между народом и властью. На высшем уровне все чаще звучат требования укротить бюрократию, слушать и слышать людей. На местах же, зачастую, случаются самые нелепые истории.

В Благовещенске из-за равнодушия чиновников страдают юные любители хоккея

Не делай добра, не получишь зла

Эта эпопея началась еще три года назад. Тогда в Благовещенске появилась новая, единственная в городе ледовая площадка — старую снесли, расчищая место под строительство детского садика. Городские поклонники хоккея, не надеясь на инициативу власть имущих, самостоятельно искали спонсоров, и нашли их в лице игроков хоккейного клуба «Салават Юлаев» и благотворительного фонда «Урал». Причем место под строительство выбрали примечательное — хоккейная коробка появилась на территории Благовещенского детского дома, была ему подарена, и до сих пор бесплатный открытый лед доступен для жителей всего города.

Добрый пример оказался заразителен, тем более что есть в Благовещенске люди, которые готовы рискнуть и проявить альтруизм. В минувшем году инициативная группа горожан во главе с местным предпринимателем Рустамом Зинатуллиным начала строительство большой двухэтажной раздевалки при катке, в которой должен был располагаться санузел, комната отдыха и теоретический класс.
— Город маленький, новость мигом облетела округу, — вспоминает Рустам Асхатович. — В инициативной группе нас было около пятидесяти человек, многие — родители детей, играющих в местном хоккейном клубе «Машиностроитель». Теперь этим делом занимаюсь я один.

Двухэтажное здание активно строилось весь 2012 год.
— Прямых запретов от правоохранительных органов не поступало — глава района приезжал на открытие хоккейного сезона, в МВД нам помогли организовать проезд техники на стройку, да и в прокуратуре, естественно, обо всем знали, — рассказывает г-н Зинатуллин.

Но весной на пост директора детского дома пришел новый руководитель — Фидрат Мунасипов, который подал заявление в прокуратуру — здание не имело никаких разрешительных документов.
— Мы даже подумать не могли, что нам не помогут с документацией, — разводит руками предприниматель. — Конечно, отправляли в администрацию письма с просьбой начать работу, но копии их даже и мысли не было сделать — теперь у меня на руках нет доказательств того, что мы об этом просили власти.
А тем временем здание уже было построено.

Дорога благих намерений

27 июня Благовещенский районный суд удовлетворил иск прокурора и обязал детский дом снести самовольную постройку. Главная причина как раз в отсутствии разрешительных документов, хотя в заключении названы еще и нарушения норм СанПина и пожарной безопасности. В конце мая Рустам Зинатуллин оплатил независимую экспертизу, которая подтвердила полную работоспособность всех конструкций здания и качество материалов.
— В районном суде мы не успели приложить к делу выводы экспертов, — говорит Занатуллин.

Теперь Рустам Асхатович готовит апелляцию в Верховный суд республики, хотя готов к любому исходу.
— Тут два варианта: либо выиграем, либо проиграем, — грустно улыбается он. — Дело в том, что земля принадлежит детскому дому, который закреплен за минобразованием. По идее это вообще закрытая территория, на которую посторонние не могут заходить.

Напрашивается логичный вопрос: как же было разрешено пользоваться хоккейной коробкой всем горожанам, а не только детям-сиротам? Тем не менее, не так давно оформление документации на ледовую площадку успешно завершилось.
— С другой стороны, я могу понять и директора детдома, — рассуждает Рустам Асхатович.— Ему не хотелось бы брать на баланс раздевалку, потому что нечем оплачивать ее содержание, да и аренду земли им подняли. Однако когда мы начинали расчистку территории еще под каток, все очень радовались — появится место, где можно заниматься спортом. Вот мы и решили вслед за благотворителями подарить городу и детдому еще и теплую раздевалку.

Теперь Зинуталлин подсчитывает приблизительную стоимость содержания строения на тот случай, если все же удастся его сохранить. Он рассматривает возможность оплачивать здание самими горожанами, чьи дети играют в хоккей.
— Если бы не было аренды земли — больше двухсот тысяч — то содержание вполне сносное, — поясняет он. — Просто с умом нужно подойти: поставить светодиодные прожекторы, счетчики на электроэнергию.

Устами младенца

Раньше местным хоккеистам, в число которых входят и воспитанники детдома и «семейные» дети, приходилось переодеваться в тесном помещении рядом с катком — там нет санузла и заколочены окна, а по нужде игроки «Машиностроителя» до сих пор ходят, куда придется.

Рубен Шагимарданов и Айдар Каримов занимаются хоккеем уже одиннадцать лет.
— Раньше мы играли там, где сейчас садик построили, — рассказывает 16-летний Айдар. — Теперь у нас есть возможность заниматься только здесь — старая площадка около одной из наших школ никуда не годна, очень травмоопасна.

К слову, в Юношеской хоккейной лиге республики команда Благовещенска отыграла только один сезон, и дебютанты сразу же показали хороший результат: заняли третье место в своей группе. Даже теперь, в хлещущий ливень, четверо мальчишек пришли на тренировку, надеясь, что она все же состоится.
— У нас во всех возрастных категориях игроки команды брали призовые места, — взахлеб рассказывает 12-летний Илья Рычков. — Наши родители постоянно дают деньги: то на соревнования, то на тренажеры, которые должны были стоять в этой раздевалке. Мы ведь тоже на стройке работали с родителями — я таскал по паре кирпичей, а ребята постарше брали более сложную работу.

Опустив головы, парни сидят в недостроенной раздевалке и тычут клюшками в пол — они уже строили надежды, что «у них будет не хуже, чем в Уфе».
— Ведь пока мы ездили на соревнования, то всякого насмотрелись, — улыбается Рубен. — В некоторых городах, таких же маленьких, как наш, целые спортивные ледовые комплексы есть или обустроенные арены. А мы чем хуже?

Тем же вопросом задавался при начале строительства и предприниматель Зинатуллин, сам выпускник местного детского дома.
— Что здесь удивительного — это даже в истории России есть, — говорит он. — Купцы всегда возводили социально важные объекты, а мы, бизнесмены, — меценаты своего времени и должны помогать городу.

Кстати, незавершенная стройка стала для кого-то примером — другие предприниматели начали помогать местному боксу и настольному хоккею.
— Правда, после наших грандиозных проблем с раздевалкой люди как-то в сторону уходят, — объясняет он. — Боятся так же, как мы, попасть впросак со своей благотворительностью.

Как лебедь, рак и щука...

Оно и немудрено: ведь люди, воплотившие в жизнь благородную затею, довольствовались устным одобрением властей и никак не ожидали, что возникнут проблемы с узакониванием объекта. Мы адресовали наш вопрос к главе города Фариду Фазылову.
— А я просто ничего сделать не могу, — объяснил нам по телефону глава администрации Благовещенска Фарид Фазылов. — Земля, на которой находится раздевалка, принадлежит не району, а республике. Я лично уже разговаривал с министром образования, и он даже согласился подумать насчет устройства дел. Вот только проектно-сметной документации у Зинатуллина нет, я ему уже много раз говорил ее сделать — тогда этим вопросом уже мы сами займемся, постараемся сохранить здание. Нужна смета, иначе республиканская казна не в состоянии будет взять на баланс здание.

Но Рустам Асхатович тут же комментирует ответ главы района: пятьдесят тысяч на проект для него хотя и немалые деньги, но он бы давно уже его сделал, если б был уверен в дальнейшей судьбе своего детища.
— Директор детдома мне лично говорил, что сможет принять здание лишь в качестве склада или тренажерного зала только для воспитанников детского дома, — объясняет он. — А мы ведь задумывали этот проект, как достояние городской хоккейной команды — ребята в городе очень талантливые, им бы условия создать получше.

За хоккей предприниматель ратует не просто так, хотя сам спортом не занимался до самой зрелости.
— Вот глупым был! — смеется он. — У нас город очень консервативный, и люди тоже. Мне местные депутаты рассказали, что на минувшей сессии обсуждался вопрос смертности. Так вот у нас цифры в три раза выше, чем в среднем по республике — это страшная ситуация, абсолютно ненормальная. Поэтому только спорт в нашем случае может уберечь детей от алкоголя или иглы — я в этом убежден.

Рустам Асхатович рассказывает, как раньше на местных футбольных полях подростки распивали пиво, ругаясь матом.
— А теперь смотрю на них, посмеиваюсь, — говорит он. — Они даже не замечают, что теперь совсем о другом говорят: о «Манчестер Юнайтед» или «Зените».

Но даже супруга Рустама Асхатовича журит мужа — пора уже бросать бесполезную борьбу за раздевалку.
— Про меня уже, наверное, все так думают. Я и сам уже не знаю, стоит ли бороться, бросил бы все, да вот они не пускают, — кивает на сидящих мальчишек предприниматель. — Им очень хочется вырасти в спорте. А мы, взрослые люди, провели стройку, но по своей наивности не предугадали бюрократических проволочек, думали, наша задача — дело сделать.

В самом деле, проблем ожидать было неоткуда — иначе, почему правоохранительные органы не хватились раньше, не спросили у горе-строителей необходимые разрешения? Почему прокуроры вспомнили о своих прямых обязанностях надзирать за соблюдением закона слишком поздно, когда на возведение объекта уже затратили 1,7 млн рублей, а десятки семей Благовещенска трудились на этой стройке? Получается, что власти предержащие просто верили в чудо, если знали, что строить нельзя?

В юриспруденции есть понятия — дух и буква закона. И в любой цивилизованной стране всегда соблюдают баланс этих понятий, потому что если следовать только букве закона, то можно признать, что правы были гестаповцы, расстреливавшие людей согласно установкам своего фюрера. А дух закона подскажет, что у общества есть нормы морали, которые нельзя преступать.

В любом случае, при печальном исходе дел больше всего проиграют дети, которые очень хотят играть в хоккей.