Муса Юсупов: «На Курской дуге из нашей роты уцелели лишь трое»

После войны фронтовик нашел себя в уфимском аэропорту

13.05.2015 в 21:42, просмотров: 2049

90-летний ветеран уфимского аэропорта, фронтовик Муса Юсупов повидал на своем веку немало. Во время Великой Отечественной войны ему удавалось вернуться живым после самых сложных заданий.

Муса Юсупов: «На Курской дуге из нашей роты уцелели лишь трое»
фото: Вероника Полянская

«Земля была пропитана теплой кровью»

Как поется в песне, «другого парня в пекло не пошлют». Муса Насибуллович принял первый свой бой на Курской дуге, стал участником сражений за Кишинев, Будапешт и Белград. Дважды был ранен. В послужном списке победителя не один подвиг, в том числе пленение командира немецкой разведроты.

Муса Насибуллович родился в селе Тугаево, ныне Мусино, Кармаскалинского района Башкирии. Родители-колхозники растили двоих сыновей и четырех дочерей. До войны Муса получил образование в школе фабрично-заводского ученичества в Свердловской области.
— Чтобы отправиться на учебу, нужен был паспорт, а мне его получать было рано, — говорит ветеран. — Но председатель колхоза дал указание секретарю, и за 15 минут я стал старше на год.

Окончив трехмесячные курсы земляных работ, юный Муса стал строителем железной дороги.
— Это сейчас поезд с Дальнего Востока идет неделю, а тогда путь занимал 27 дней. Состав по маршруту Москва — Владивосток ходил по одной колее. Приходилось ждать, когда поезд пройдет в одну сторону, и выпускать встречный, — вспоминает фронтовик. — Мы строили вторую линию. До войны все шло хорошо, а в августе 1941 года работали уже по 17 часов, ночью выгружая вагоны. Тогда как раз на Урал перебрасывали заводы.

Позже Мусу отправили трудиться на шпалорезе в Белорецкий район к подножью Ямантау.
— Отказаться было нельзя: в первый раз надо было платить 500 рублей штрафа, а за второй отказ заводили уголовное дело, — говорит он. — Вот такие были права у колхозника.

В начале 1943 года Мусу Юсупова призвали на фронт. Новобранцев из Башкирии отправили на военный полигон Тоцкие лагеря, где Муса стал учиться на младшего командира пехоты. Роту Юсупова отправили на Курскую дугу, где в первый же день почти все его товарищи погибли.
— Из нашей роты уцелели лишь я, Талгат Сайфуллин из Актюбы и Николай Степанов из Зилаирского района, — говорит ветеран. — Мы подошли к своим, я доложил командиру обстановку и узнал, что из 750 человек пополнения вместе с нами выжило только 18. Остальные перемешались с землей. В два часа дня туман поднялся, земля была пропитана теплой кровью.

Солдат из Башкирии направили на наблюдательный пункт, Мусу назначили старшим.
— Опыта у меня не было, специальной подготовки тоже. Я выбрал самое высокое дерево и залез, — смеется фронтовик. — Увидел немцев, а они меня. Начали стрелять из миномета. Пока спускался, ранило в ногу.

Бойца Юсупова направили в боевую охрану. Видел он и героизм, и слабость, когда офицеры ранили себя, чтобы поскорей попасть в госпиталь. Однажды Муса заступился за рядового, которого хотели расстрелять.
— Сказал: и так оборону держать не с кем, а вы тут показухой занимаетесь, — с чувством говорит ветеран. — Командир батальона меня понял и поддержал.

Рана, полученная на наблюдательном пункте, дала о себе знать. Когда стало совсем худо, Муса Насибуллович сдал хозяйство однополчанину и пошел в санчасть. Медики отправили его в госпиталь.

В госпитале ногу решили ампутировать, но боец Юсупов упросил врачей не лишать конечности.
— Видимо, вовремя вмешался, — улыбается он. — Ноги-то у меня свои!

Шли бои, и госпиталь постоянно менял место расположения. Прибыл лечиться Муса в Чертково Ростовской области, а выписался спустя полгода уже в Славянске на Донбассе.

«Азбуку Морзе освоил за два часа»

Фронтовика отправили в распределительный пункт, где он начал обучаться на минометчика. Тут подвернулся «покупатель» — так в войну называли офицеров, отвечавших за пополнение своих частей.
— Я сразу к нему, чтобы попасть на фронт, — говорит ветеран. — В запасном полку отсиживаться уже не мог. Тогда был создан 4-й гвардейский механизированный корпус, который возглавил генерал-лейтенант Владимир Жданов. Я попал в третий батальон 14-й бригады. Прибыл в мехкорпус в апреле 1944 года. Нас с товарищем из Буздякского района позвали учиться на связистов. За два часа освоил азбуку Морзе. Днем мы передавали сообщения флажками, а ночью — фонарями.

В августе 44-го полк принимал участие в Ясско-Кишиневской стратегической наступательной операции. По дороге через Днестр и Кишинев Мусе удалось проявить свои снайперские навыки.
— Мы ехали в новеньком форде, а в засаде сидел немецкий пулеметчик. Он пропустил все танки, самоходки и открыл огонь по нам, — говорит ветеран. — Я схватил винтовку и выстрелил. Оказалось, удачно.

Однако вместо похвалы от начальства боец Юсупов получил выговор. За своевольную стрельбу без команды чуть не попал под расстрел. За Мусу вступился боевой товарищ и доказал, что Юсупов действовал правильно: машина и взвод целы, а пулеметная очередь остановлена.
— Меня посылали на самые сложные задания, — делится ветеран. — Наш командир Александр Матвеевич Шевчук так и говорил: «Я кого ни отправлю, они не возвращаются. А ты можешь». Каждый день получал несколько поручений. Как в сказке: вернулся живой — иди снова. А мне еще как сигналисту нужно было дежурить ночью. Над нами летали немецкие самолеты, и я передавал им пароль, который узнавала наша разведка. Так немец немца бомбил.

Пройдя Кишинев, корпус направился в Румынию и Болгарию, а затем в Югославию. По дороге в Белград во время наступления Муса Юсупов отличился еще раз — взял в плен командира немецкой разведроты. Чуть позже ему удалось обезвредить группу немецких автоматчиков, засевших в одном из сербских домов. О засаде ему сообщили местные жители. А в Будапеште немцы на глазах бойца перестреляли только что прибывших на фронт танкистов — мальчишек 27-го года рождения прошлого века.
— Они выстроились и пошли по лугам как на учебке, а их сверху расстреляли прямой наводкой, — с горечью говорит фронтовик. — И тут как раз вышел приказ 27-й год снять с фронта.

В тридцати километрах от германской границы Муса Юсупов получил второе ранение в ногу. На лечение его отправили в Грузию. В госпитале в Гори Муса Насибуллович и встретил весть о Победе. 8 июня 1945 года после выписки его отправили в Армению — в отделение разведроты Закавказского военного округа, а в 48-м демобилизовали.
— Талгат Сайфулин и Коля Степанов, с которыми воевал под Курском, тоже вернулись домой, как и земляк из Будзяка, с которым я азбуку Морзе изучал. А остальные ребята все под землей, — говорит Муса Юсупов. — На Курской дуге нам оформили награды за боевые заслуги, и до сих пор мы их не получили.

«Моя родня — коллеги по аэропорту»

Вернувшись в родное село, Муса Юсупов возглавил колхозную полеводческую бригаду, затем работал в Архангельском леспромхоз, женился. А в 1951 году за лучшей долей приехал в Уфу, устроился в лесничество.
— Тогда Горзеленхоза еще не было, и я с товарищем выкапывал саженцы для города, — вспоминает ветеран. — Все мои деревья прижились, ни одно не забраковали. Работа нравилась: платили хорошие деньги да еще давали дрова и сено.

После колхозных будней жизнь в городе ветерану показалась сказкой. Поднакопив денег, Муса перевез в Уфу мать и жену. Так Юсуповы стали горожанами.
— Смотрю — люди прожили весь свой век в городе, поработали на заводе, а живут в маленькой комнатушке, шестиметровый дом разделен на пять семей. Ну какая это жизнь! — рассказывает ветеран. — Мне, деревенскому парню, не понравилось: решил построить дом.

В 1953 году он устроился бакенщиком — трудился на перекате на Вокзальной косе. Поставил сруб на улице Чкалова. Пристроил баню, каретник. Жизнь наладилась, в семье росло трое детей.

В 1957 году Муса Насибуллович устроился в стройконтору при Бельском речном пароходстве. Был бригадиром, освоил несколько профессий.
— Деньги получал хорошие, но здоровье терял мигом, как на фронте, — отзывается о тех временах Муса Насибуллович.

В начале 70-х Юсупов пришел работать в стрелковую охрану уфимского аэропорта, где начальником караула был его троюродный брат. В аэропорту Муса Насибуллович проработал 15 лет. Ветеран трудился и инструктором автохода «Ураган», отвечая за ликвидацию последствий аварийных посадок воздушных судов.
— Всего в то время в аэропорту Уфы было два «Урагана», — рассказывает ветеран. — Это 13-метровые автобусы весом сорок тонн. В экипаже нас было трое: еще шофер и оператор. В 1984 году подошла пенсия по возрасту, в последний день работы я сдал экзамен на боевое развертывание и тушение пожара. Но я остался — работал контролером в штабе, проверяя пропуска. В 1986 году решил окончательно уйти на заслуженный отдых.

Вспоминая годы работы, ветеран с особой теплотой отзывается о коллегах по аэропорту.
— Коллеги по аэропорту для меня — как близкая родня, — говорит он. — Мы вместе отмечаем 9 мая, день пожилых людей. Когда-то ветеранов войны уфимского аэропорта собиралось около восьми сотен, а сейчас и десятка не наберется — уходит наше поколение… Из всех организаций, где мне довелось работать, аэропорт — единственная, которая нас, ветеранов поддерживает и поздравляет со всеми праздниками.

70 лет Победы. Хроника событий