В Башкирии должники разорили заимодавца

Люди, не желающие отдавать долги, привлекли правоохранителей

Сумела ввести правоохранителей в заблуждение группа уфимцев, не желающая расплачиваться по своим долгам. В 2018 году в Башкирии возбудили громкое уголовное дело, призвав к ответственности за мошенничество в особо крупном размере руководителя «Ирса-кредит» Ирека Сайфутдинова. Утверждалось, что бизнесмен отнимает у стариков единственное жилье, заставляя несчастных подписывать бумаги о несуществующих займах. Мужчину арестовали и два месяца он провел за решеткой. Но, как теперь выясняется, на самом деле все обстоит совсем не так, как два года назад заявляли потерпевшие.  

Люди, не желающие отдавать долги, привлекли правоохранителей

Громкое дело

 

В 2011 году фирму «Ирса-кредит», выдававшую займы физическим лицам под залог недвижимости, создали отец и сын Сайфутдиновы. 

- Мой отец много лет руководил крупным банком, - рассказывает супруга Ирека Сайфутдинова Индира. – Папа - доктор наук, до сих пор преподает экономику, мама трудилась в республиканском Нацбанке, и сестра тоже работает в банковской сфере, я сама – экономист по профессии. Наш бизнес разрешен законодательством, нам он был интересен, ничего противозаконного мы не совершали. В нашей семье до сих пор удивляются, как получилось, что мой муж оказался под следствием. 

Кстати, выдача займов под проценты прописана и в учредительных документах компании, так называемом ОКВЭДе, по которому в налоговой определяют вид деятельности предприятия. Эта деятельность, где обязательства заемщика обеспечены ипотекой, по закону, не требует лицензирования, в отличие от микрофинансовых организаций. 

Хотя следствие настаивает, что в число прегрешений хозяина «Ирса-кредит» входит работа без лицензии. 

- Мы, от имени «Ирса-кредит» многократно обращались в Центробанк с запросами о необходимости получения лицензии, статуса микрофинансовых организаций и каких-либо других спецстатусов, но многократно получал отрицательные ответы, - рассказывает Индира. – О том, что нашей деятельности не требуется ни лицензии, ни статуса отражено в решениях судов. Такой же ответ мы получили от прокуратуры Октябрьского района Уфы.  

Кроме того, все заемщики «Ирса-кредит» подписывали договора, которые соответствуют гражданскому законодательству и не имеют «особых условий» и «скрытых процентов», прописанных мелким или нечитаемым шрифтом или размещенных на отдельных страницах. Напротив, в этих бумагах четко расписаны обязанности, как заимодавца, так и заемщика и эти документы ничем не отличаются от, например, банковских кредитных договоров. 

Получается, что учредители «Ирса-кредит» занимались тем же бизнесом, который ведет любое кредитно-финансовое учреждение. Только люди, должные за кредиты банкам, почему-то не пишут заявления в полицию, что банкиры, взыскивающие с них проценты, их обманули, злоупотребив доверием. Напротив, это банки обращаются к коллекторам, которые иногда не чураются самых грязных способов выбивания долгов. А вот в случае с супругами Сайфутдиновыми, почему-то все перевернулось с ног на голову. 

- Ничего не предвещало беды, компания работала на этом рынке шесть лет, - рассказывает Индира Сайфутдинова. – Но среди наших заемщиков появилась Любовь Решетникова, которая, вероятно, решила не отдавать долг. Нам эта дама, занимавшая деньги в начале 2010 года, и несколько раз, осталась должна 1,2 млн рублей. А всего получила у нас 5150000 рублей. А если посмотреть базу судебных приставов, то на нее возбуждено 12 долговых производств на сумму более 20 млн рублей. При этом неплательщица живет в огромном доме в Уптино и явно ни в чем не нуждается. Эта женщина тогда сказала мне, что или мы прощаем ей долг и возвращаем то, что уже взыскали, или у нас будут проблемы, и нас обольют грязью в СМИ. 

Надо сказать, что профессиональная должница свою угрозу выполнила. Появились «потерпевшие», накатавшие заявления в правоохранительные органы. Там они утверждали, что их ввели в заблуждение, намеренно создали условия непогашения займов для того, чтобы завладеть их единственным жильем. Причем, как выяснилось, у хитроумной женщины оказались сподвижники. Например, некий Станислав Черненко, представляющийся юристом и взявшийся представлять «обманутых» должников. А ведь у парня серьезное криминальное прошлое – он дважды судим за незаконный оборот наркотиков, а юридическое образование явно получил, обучаясь в других «университетах». У парочки нашлись свои люди в «Ирса-кредит», которые то ли из желания отомстить работодателям, то ли купившись на какие-то премии, «слили» всю базу заемщиков. Должников целенаправленно обзвонили и нашли таких, которые не желали отдавать долги – их набралось почти 40 человек. Все они объединились в общественную организацию и принялись бомбардировать следственные органы заявлениями о якобы похищенном у них имуществе.    

  - Считаю, что предприниматель Ирек Сайфутдинов стал жертвой стечения обстоятельств и нашего российского менталитета, - говорит уполномоченный по правам предпринимателей РБ Флюр Асадуллин. – Я занимался этой проблемой и не заметил, какого-то преднамеренного давления на его бизнес. Просто так получилось, что силовики всегда чувствительно реагируют на заявления социально незащищенной категории граждан, и проявляют супербдительность, когда речь идет о пенсионерах, которые пожаловались на то, что их лишают средств. 

По словам г-на Асадуллина, все обращения, которые поступили с жалобами на предпринимателя «перенаправлены в прокуратуру». 

- Я не могу давать случившемуся ни правовую, ни моральную оценку, - говорит Флюр Минзагитович. – Но в рамках своих полномочий я защищаю интересы предпринимателей, поэтому мы просили суд смягчить меру пресечения Иреку Сайфутдинову.

 

Кому должен – всем прощаю

 

- Самое трудное время для меня было, когда мужа арестовали на два месяца, - рассказывает Индира, проходящая по этому делу свидетелем. – А потом меру пресечения заменили на домашний арест. Но мне легче не стало – муж сидел дома под домашним арестом, а я была вынуждена жить в съёмной квартире, так как свидетель не мог находиться с обвиняемым в одном жилище. У нас трое малолетних детей, но я не могла их видеть. Муж не имел права выходить из дома, в магазин бегали наши ребята. Представляете, что мы пережили? 

Интересно, что договора залога недвижимости оформлялись законным образом в Росреестре, как ипотека. А это занимает уйму времени и заполненных бумаг, включая фотографирование квартиры. При этом в Росреестр обращается сам заемщик с заявлением об обременении имущества, а заложенная недвижимость еще и проходит в ведомстве юридическую экспертизу. Более того, сам хозяин квартиры обязан ее застраховать, иначе невозможно будет оформить ипотеку. Трудно представить, что заемщики, забирая чужие деньги и лично оформляя свое имущество в качестве залога, самостоятельно совершая массу действий в органе госрегистрации, все это время находились в летаргическом сне и не осознавали, что они делают. Но именно такую версию потерпевшие рассказали следователям: мол, нас обманули, ввели в заблуждение, никаких денег мы не брали, а квартиры теперь у нас хотят отнять. 

Адвокат Ирека Сайфутдинова Салават Сиражитдинов и вовсе считает дело, возбуждённое против его клиента - «заказным». 

-  Уголовное дело возбуждено по ложным основаниям, никаких признаков преступлениях в действиях Сайфутдинова не имеется, его преследование носит исключительно заказной характер, - полагает адвокат. - Следствием уже нарушены все мыслимые и немыслимые требования нормы гражданского, уголовного, уголовно-процессуального права.

Г-н Сиражитдинов уверен, что «все это свидетельствует только об одном: уголовное преследование в отношении Сайфутдинова осуществляется с единственной целью – парализовать его предпринимательскую деятельность и отобрать его активы». 

И, возможно, доля правды в словах защитника есть - из-за уголовного преследования фирма Сайфутдиновых приказала долго жить. Они были вынуждены продать как саму компанию, так и принадлежавший им офис на проспекте Октября в Уфе. Оставшуюся часть добросовестных заемщиков перекупила другая компания. 

- Во время следствия у нас изъяли практически всю документацию, было более 10 обысков, как в нашей квартире, так и квартирах родственников и в офисах, - вспоминает Индира. – Забрали и компьютеры, оригиналы договоров, и нам сегодня довольно сложно отстаивать свои права. Если раньше у нас работало 15 человек, то сейчас пришлось сократить до трех. Сегодня у бизнеса, который у нас остался, катастрофически низкая рентабельность. 

То есть раньше компания имела офисы, нанятых сотрудников и исправно платила налоги. А теперь после того, как бизнесмен попал под правоохранительный каток, у него не осталось ничего. Как, впрочем, и государство потеряло крупного добросовестного налогоплательщика.  

А до этого в течение шести лет Сайфутдиновы выдавали в качестве займов собственные средства, на них рассчитывали проценты, которые, кстати, были не выше рыночных, и жили за счет аккуратного погашения долгов клиентами. Фирму многократно проверяли контролирующие и надзирающие ведомства, в том числе прокуратура Октябрьского района Уфы на предмет законности деятельности, но никаких нарушений не обнаруживали. Но потом вдруг появилась группа должников, которая заявила, что мошенники лишили их единственного жилья.   

А ведь эти люди в трезвом уме и здравой памяти брали займы в «Ирса-кредит» под залог своих квартир. Причем в этот момент в офисе работали видеокамеры. И на видеозаписях «обобранные заемщики», которым далеко до пенсионного возраста, вполне разумно рассуждают, какой процент они будут обязаны заплатить, если возьмут ту или иную сумму, измеряемую в миллионах рублей. 

 

В долгах, как в шелках 

 

Адвокат Салават Сиражитдинов уверен, что в действиях его подзащитного нет не только состава преступления, но и самого события. 

- Например, по делу проходят потерпевшие, которых признали таковыми только потому, что Ирек Сайфутдинов, якобы, путем обмана похитил их имущество, что повлекло лишение их права на единственное жилое помещение, - рассказывает адвокат. – Мы делаем запрос в Росреестр и выясняется, что эти граждане как ни в чем не бывало до сих пор владеют этим «похищенным» имуществом! То есть подобных событий никогда не было – Ирек Сайфутдинов жилья у них не отбирал и права собственности на квартиры не лишал. И как тут быть с законностью следствия? Ведь получается, что следователи ГСУ МВД по РБ фальсифицируют документы – в постановлениях о признании потерпевшими пишут откровенную ложь. 

Кстати, суды, не только районные, но и апелляционные, кассационные и даже Верховный суд России встают на сторону четы Сайфутдиновых, принимая решения именем Российской Федерации о взыскании долгов с неплательщиков – всего 130 судей обязали должников рассчитаться с «Ирса-кредит». 

Получается, что суды руководствуются одним правом, действующим в Российской Федерации, а следователи с Ленина 7, упорно два года расследующие это дело – другим? 

- На самом деле в наших интересах было, чтобы люди гасили кредиты, - говорит г-жа Сайфутдинова. – Потому что продажа заложенной недвижимости – дело непростое и затратное – объекты может упасть в цене, а рынок «встать». В общем, продажа квартир просто не входила в сферу нашей деятельности. И на самом деле за все время существования фирмы – с 2011 по 2017 годы, имея свыше 300 заемщиков, было реализовано с торгов не более пяти процентов от заложенного имущества.

Кстати, сами г-да Сайфутдиновы квартиры не продавали. Недвижимость продавались с торгов, которые осуществляло Росимущество, и то - только после решения судов. То есть прежде, чем квадратные метры выставлялись на продажу, такое решение должен был принять районный суд, а потом оно должно было «устоять» в апелляции и в кассационной инстанции и вступить в законную силу. И очевидно, что никакой карабас-барабас не мог просто так отнять жилье у заемщиков, пока не будет выдан исполнительный лист, а судебные приставы не взялись за эту работу. Но даже, когда в дело вступают судебные приставы, они обязаны дать должникам время на добровольное погашение, и только потом выставлять заложенное имущество на торги, которое проводит государственная организация. Причем, в случае, если на первых торгах квартира не продавалась, то организовывались повторные торги. А если и во второй раз не получалось продать имущество, то его переводили на баланс фирмы-кредитора. 

И в «Ирса-кредите» нужно было пройти по новому кругу – решение районного суда о снятии недвижимости с регистрационного учета, апелляционные и кассационные инстанции, исполнительный лист и вновь обращение к должникам с просьбой добровольно исполнить решение суда. И только в противном случае, квартира продавалась. Представляете, сколько законных шагов нужно было сделать тем, кто действительно вознамерился похитить чужое имущество? Потому и существует такая длительная процедура, чтобы исключить махинации на этом рынке. Трудно представить, что г-н Сайфутдинов, которого обвиняют в мошенничестве, «химичил» таким долгим, сложным и затратным способом. 

- В среднем только рассмотрение судебных исков, связанных с взысканием заложенной надвижимости, занимало от полутора до двух лет, - рассказывает г-жа Сайфутдинова. – А заемщик в это время на любом этапе погасить свой заем и оставить имущество за собой. 

Поэтому, по словам Индиры Сайфутдиновой, с клиентами, которые не могли рассчитаться, предпочитали договариваться. 

- Было такое, что часть долга людям списывали, или замораживали проценты, или делали максимальную скидку, или ждали, пока они сами реализуют заложенное имущество, - рассказывает она. – Как экономист я рассчитывала минимальную рентабельность, и мы использовали все инструменты реструктуризации долгов.  

Интересно, что займы супруги Сайфутдиновы выдавали далеко не всем, кто попросит. 

- В 2015-2016 г у нас было больше половины отказов в займах, - рассказывает она. – Тогда к нам обратилось свыше 1000 человек, но в более, чем в 840 случаях в займах мы отказали. Почему отказывали? Потому что человек мог неадекватно себя вести, не понимая сути займа и начисления процентов – для этого и вели видеозаписи. Кто-то отказывался страховать свою квартиру из-за высокой цены страховки – а это для договора ипотеки обязательное условие. Или если человек говорил, что деньги ему нужны для заработка на интернет-бирже – таким в первую очередь отказывали. Старались выдавать займы только тем, кто имел стабильный доход. 

А ведь, казалось бы, если бы руководитель «Ирса-кредит» имел умысел «обобрать», займы как раз должны были выдаваться необеспеченным заемщикам, чтобы побыстрее приблизить возможность «отобрать единственное жилье».

Последние 11 месяцев Ирек Сайфутдинов находится под подпиской о невыезде – следствие ослабило хватку. Скорее всего, и следователи Главного следственного управления МВД понимают, что громкое дело, на которое два года тратились деньги налогоплательщиков, развалится в суде. 

Между тем, с 1 января 2017 года в России введена уголовная ответственность за незаконное преследование предпринимателей. Сотрудники силовых органов могут попасть за решетку на срок до 10 лет в случае, если выяснится, что они незаконно возбуждали уголовные дела против бизнесменов, а коммерсанты, попавшие под правоохранительный каток, потеряли свое дело или понесли значительный материальный ущерб. Статья 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела» понадобилось после того, как президент страны озвучил цифры расследования уголовных дел против предпринимателей. Выяснилось, что до суда не доходит даже четверти возбужденных дел, при этом экономике наносится серьезный ущерб, так как коммерсанты теряют свою собственность или отказываются от бизнеса. И если бы все правоохранители были чисты перед законом и никогда не использовали данные им государством полномочия в своих или чужих интересах, подобной статьи в УК РФ не появилось бы.