Новые назначения в региональном руководстве: ждут ли Башкирию большие перемены?

Изменения коснулись двух основных элементов региональной власти

13.06.2018 в 06:32, просмотров: 1514

На минувшей неделе в администрации Рустэма Хамитова произошли серьезные кадровые изменения. Должность руководителя этой ключевой структуры в иерархии региональной власти занял Евгений Маврин, а возглавлявший ранее администрацию главы региона Владимир Нагорный, казалось бы, крепкий профессионал, ушел в отставку. Стоит ли ждать других назначений и как выглядит конфигурация власти в республике на данный момент?

Новые назначения в региональном руководстве: ждут ли Башкирию большие перемены?
Фото: архив МК

Назначение Маврина – не первое изменение в администрации

Первые звонки, свидетельствующие о том, что изменения в высших эшелонах власти неизбежны, стали поступать ещё осенью. В октябре прошлого года отправили в отставку старожила башкирской политики, одного из наиболее влиятельных чиновников – Рамила Дильмухаметова. Это случилось почти сразу по достижении им 60-летнего возраста. Отставка г-на Дильмухаметова действительно была неожиданной, казалось, что его позиции прочны и незыблемы. Он прошёл все ступени карьерной лестницы типичного чиновника – ещё с советских времён работал в системе коммунального хозяйства, затем долгое время занимал пост вице-мэра Уфы, а с 2010 года отвечал за кадры и работу с территориями в администрации главы республики.

Наиболее вероятной причиной отставки г-на Дильмухаметова являлось то, что его стиль руководства был чрезмерно жёстким, что не позволило чиновнику найти общий язык с рядом влиятельных глав районных и городских администраций. В итоге Владимир Нагорный инициировал назначение на эту должность Динира Ахмедьянова – выходца из сельской местности, который неплохо знает районы республики, их проблемы и особенности. Г-ну Ахмедьянову с самого начала предстояло выстраивать работу с главами районов и постараться минимизировать внутриэлитные конфликты в муниципалитетах.

Выходец из Абзелиловского района, Динир Ахмедьянов, несмотря на слабую известность, построил любопытную карьеру, успев побывать и депутатом Курултая, и поработать главой Бурзянского района, и с 2014 года в течение трёх лет руководить министерством лесного хозяйства Башкирии.

Одновременно в администрации произошло ещё одно важное назначение – бывшего председателя регионального Госкомитета по информатизации и вопросам функционирования системы «Открытая Республика» Рината Шагалина назначили на место управделами главы региона. Вероятно, основной мотив его назначения связан с доверием, которым чиновник пользуется у руководителя РБ Рустэма Хамитова.

Таким образом, изменения в администрации главы начались задолго до отставки Владимира Нагорного и коснулись не только аппарата администрации, но и правительства.

Будут ли перемены в правительстве?

Когда речь идёт о кадровых перестановках в высших органах власти, то было бы неправильно замыкаться только на изменениях в одной, пусть и значимой структуре. Перемены, которые сегодня происходят, затрагивают не только администрацию главы, но и правительство республики. Или, во всяком случае, могут затронуть.

Одним из главных событий последних недель стало участие в предварительном голосовании «Единой России» нескольких высокопоставленных чиновников исполнительной власти региона. Появился повод говорить о том, сразу три министра и вице-премьер с высокой степенью вероятности уйдут в отставку. Речь идёт о заместителе председателя правительства РБ Николая Хорошилове, министре финансов Риде Субханкуловой, главе министерства жилищно-коммунального хозяйства Сергее Афонине и министре молодёжной политики и спорта Андрее Иванюте. Сам факт, что они пошли на выборы в Курултай, предполагает, что осенью в правительстве их уже не будет. К слову, все четверо заняли первые места в своих округах в ходе праймериз.

С чем связан их вероятный уход из правительства? Скорее всего, речь идёт не столько о претензиях к этим министрам со стороны Рустэма Хамитова – тогда никто не стал бы тянуть до осени, ведь отставить провинившегося министра можно в тот же день – сколько о желании усилить работу парламента, повысить его авторитет и профессионализм. Не секрет, что многие депутаты Курултая воспринимают место в башкирском парламенте, как своего рода признание их заслуг со стороны власти, место, где можно почивать на лаврах, не особенно себя утруждая. Однако без профессиональной связки законодательной и исполнительной властей, без ответственного подхода к делу система управления не будет полноценной.

Поэтому, скорее всего, участие членов правительства в предварительном голосовании и их последующий уход в парламент – это своеобразный компромисс, который достигнут внутри башкирской политической элиты. Суть компромисса сводится к тому, что чиновники, которые результативно поработали в составе правительства, получают возможность продолжить политическую карьеру в другом качестве. При этом на работу в правительство придут новые, молодые кадры. Одновременно это усилит позиции башкирского парламента, позволит сделать его взаимоотношения с исполнительной властью более сбалансированными, в то время как сегодня ощущается явное доминирование исполнительных структур над законодательными.

Таким образом, перейдя из правительства в Курултай, бывшие министры смогут профессионально курировать и рецензировать те сферы законодательной деятельности, в которых у них накоплен большой опыт.

С чем связан приход Евгения Маврина?

Наконец, последней и ключевой на данный момент перестановкой стала отставка Владимира Нагорного и приход на его место Евгения Маврина.

Здесь следует оговориться, что должность руководителя администрации главы Башкирии - одна из ключевых в политической иерархии региона. Если правительство традиционно занимается вопросами социально-экономического развития, то на администрации лежит ответственность за реализацию внутренней и кадровой политики.

Именно этим и занимался Владимир Нагорный. Выполнял свои задачи он энергично, но, пожалуй, излишне въедливо, пытаясь вникнуть во все проблемы лично, в первую очередь, в кадровые назначения. С одной стороны, это хорошо и говорит о высоком уровне ответственности чиновника, но с другой – много усилий уходило на ту работу, которую должны выполнять профильные заместители. В итоге эффективность падала, что, вероятно, и послужило причиной отставки. Тем не менее нельзя исключать, что политическая карьера Владимира Нагорного не окончена, его опыт ещё вполне может пригодиться власти. Об этом наглядно свидетельствует кандидатура его приемника – Евгения Маврина.

Маврин хорошо известен в Башкирии. 54-летний чиновник начинал карьеру в комсомоле – возглавлял комитет ВЛКСМ БГУ. В 90-е годы работал в системе образования, а затем перешёл в «УралСиб», где проработал около десяти лет на разных должностях вплоть до исполнительного директора. В правительстве республики г-н Маврин появился в 2010 году на должности заместителя министра экономического развития. Уже через два года возглавил министерство, проводил работу по подготовке к саммитам ШОС и БРИКС, но в том же 2015-м ушёл из кабинета министров. Формальным основанием для отставки стало понижение рейтинга Башкирии в Национальном рейтинге инвестиционной привлекательности. В последнее время Маврин работал в АНКО «Культурно-образовательный центр «Арт-Уфа». В частности, развивал известный федеральный музейный проект «Россия – моя история».

И вот спустя почти три года состоялось возвращение Евгения Маврина во власть. Почему человека, который работал в правительстве, назначили главой администрации, к которой он ранее прямого отношения не имел? Вполне возможно, что на новой должности ему будет поручен контроль над расходованием бюджетных средств. Это связано с тем, что социально-экономические показатели в республике не очень хорошие, а значит, правительство работает недостаточно эффективно. Соответственно, если не функционирует должным образом механизм сдержек и противовесов по линии парламент – правительство, то надо создать такой механизм по линии правительство – администрация. Тем более, что время не терпит, так как глава региона Рустэм Хамитов, вероятно, будет участвовать в следующих выборах, которые пройдут уже в 2019 году. К этому моменту власть рассчитывает справиться со многими наболевшими вопросами, и г-ну Маврину отводится в этом одна из ведущих ролей.

Таким образом изменения коснулись двух основных элементов региональной власти – администрации и правительства. Причём это касается не только кадров, но и функционала. Следует помнить, что для эффективного функционирования любой сложной системы, в том числе и управленческой, изменения необходимы. Ротация элит, в том числе на региональном уровне, обычная практика для любой политической системы.