Мать девочки, в растлении которой обвинили уфимского продюсера, снова одурачила суд

Близкие Мартыненко уверены, что на свидетельницу оказали давление

27.12.2018 в 14:07, просмотров: 1961

Концертный продюсер из Уфы Евгений Мартыненко, которого суд Советского района признал виновным в домогательствах к пятилетней девочке и осудил на семь лет колонии строгого режима, больше года добивается пересмотра дела. Шанс вернуть себе честное имя и выйти на свободу мужчине дала явка с повинной главной свидетельницы по делу - матери ребенка, которая утверждала, что оговорила продюсера.

Мать девочки, в растлении которой обвинили уфимского продюсера, снова одурачила суд
фото: архив МК

Докажи, что не педофил

Правдивость ее слов подтвердила и проверка на полиграфе, которую прошла женщина, но спустя год она неожиданно отказалась от своих слов. Близкие Мартыненко уверены, что на свидетельницу оказали давление.

Эта резонансная история прогремела на всю страну - известного уфимского концертного продюсера, больше двадцати лет занимавшегося организацией выступлений звезд, отца четырех детей, трое из которых несовершеннолетние девочки, сосед обвинил в домогательствах к своей пятилетней дочери. Мы подробно рассказывали об этой криминальной драме год назад, ей также была посвящена программа НТВ "Специальный выпуск" - "Докажи, что не педофил". И сейчас, несмотря на то, что со времени вынесения приговора прошло почти полтора года, внимание СМИ к ней не ослабевает - слишком уж много фактов, заставляющих усомниться в виновности 53-летнего продюсера, которого суд Советского района Уфы признал виновным в развратных действиях сексуального характера в отношении малолетней и приговорил к семи годам лишения свободы в колонии строгого режима. Родные и близкие Евгения уверены, что он стал жертвой оговора, и уже больше года пытаются добиться пересмотра дела.

Но самое удивительное, что о невиновности Мартыненко настаивала и мать девочки  - главная свидетельница по делу. 43-летняя Вера Сомова, сама, кстати, мать четверых детей, впервые открыто заявила о том, что сосед невиновен, как раз на той самой передаче на НТВ. Женщина призналась, что ее муж Дмитрий Сомов просто оговорил соседа, решив завладеть его имуществом - элитным джипом стоимостью около двух миллионов рублей, требуя переписать дорогую иномарку на себя или выплатить ему денежный эквивалент машины, угрожая в противном случае посадить за решетку, обвинив в педофилии. В итоге действительно посадил - несговорчивый сосед уже третий Новый год будет встречать за решеткой.

Для близких Евгения приговор стал настоящим шоком - они до последнего надеялись на правосудие. К слову сказать, родные продюсера не сразу решились придать огласке эту криминальную историю, в которую попал Евгений, о чем потом не раз пожалели.

- Надо было сразу бить во все колокола - обратиться в газеты, на телевидение, но мы были уверены, что суд во всем разберется и ни в чем не повинный человек выйдет на свободу, - корят себя близкие Мартыненко, решившие рассказать СМИ об этой истории лишь после вынесения обвинительного приговора.

Но Евгений еще находился в СИЗО, когда у них появилась надежда, что отец семейства вернется домой - мать ребенка призналась на всю страну, что оклеветала соседа под давлением мужа. Женщина заявила, что ее мучает совесть, и она готова сделать все, чтобы невиновный человек вышел на свободу. Вернувшись в Уфу, Вера, действительно, честно пыталась помочь соседу - женщина написала явку с повинной. В распоряжении редакции имеется копия этого документа, где заявительница опровергает все обвинения в адрес соседа. "Под давлением мужа - Сомова Дмитрия Анатольевича, я дала заведомо ложные показания по уголовному делу в отношении Мартыненко Евгения Валерьевича", - значится в этом документе. Свидетельница подробно разбирает все эпизоды, на основе которых был вынесен обвинительный приговор - и все их опровергает. При этом подчеркивая, что «очень боялась своего мужа, который настаивал, чтобы я оговорила Мартыненко Е.В.»

Показания к применению

- Мы почти год добивались пересмотра дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, но везде получали отказ, - рассказала Светлана Мартыненко, первая жена продюсера, мать его 27-летнего сына Романа, которая всячески поддерживает своего бывшего супруга. - Надежда появилась, когда мы узнали, что следователя Ильдара Юмагужина, который проводил проверку по явке с повинной Веры Сомовой и неоднократно отказывал в возбуждении уголовного дела за дачу ложных показаний, задержали за взятку. А знаете, кто отправил моего бывшего мужа в тюрьму? "Золотой прокурор" Рамиль Гарифуллин, тоже попавшийся на вятке в несколько миллионов! Следствие по делу Евгения шло почти полтора года. Почему так долго? Ждали от нас взятку? Но мы взяток не платили! Да и за что платить? Евгений - невиновен!

Действительно, обвинительный приговор Мартыненко подписал прокурор Советского района Уфы Рамиль Гарифуллин, который осенью был задержан при получении взятки в особо крупном размере - пять с половиной миллионов рублей, и ему самому сейчас светит большой тюремный срок. А следователю Ильдару Юмагужину, недавно перешедшему на службу в Следственный комитет Стерлитамака, инкриминируют получение взятки в пятьдесят тысяч. Конечно, ни сам Мартыненко, ни его родные прямо не заявляли, что у них вымогали взятку, но, возможно, они просто боятся в этом признаться? Как бы там ни было, но прокурор-взяточник вносит еще больше сомнений в справедливость вынесенного приговора.

В конце ноября дело Мартыненко, наконец, сдвинулось с мертвой точки - суд Советского района назначил судебное заседание по рассмотрению жалобы адвоката Мартыненко об отказе возбудить уголовное дело в отношении Веры Сомовой за дачу ложных показаний. Если бы против Веры возбудили уголовное дело, у адвокатов Мартыненко была бы возможность требовать пересмотра дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Но заседание суда отложили один раз, потом второй, а 5 декабря Вера Сомова явилась в суд со своим адвокатом и отказалась от явки с повинной. Женщина, написавшая явку с повинной еще 1 декабря 2017 года и целый год настаивавшая на невиновности соседа, вдруг резко изменила свои показания. С журналистами, дежурившими в здании суда, Вера категорически отказалась общаться, хотя еще две недели назад охотно рассказывала на камеры о том, что оговорила соседа.

- Я знаю, что мне грозит наказание, что меня могут даже посадить в тюрьму за клевету, но что делать? Женю ведь надо как-то спасать, - твердила Вера журналистам. – Он добрейшей души человек, мухи не обидит.

Но в здании суда Вера появилась в сопровождении взрослого сына, который тоже не горел желанием что-либо комментировать. По требованию Сомовой заседание прошло в закрытом режиме - на него допустили только бывшую супругу Мартыненко - Светлану, которую Евгений сделал своим законным представителем - женщина с самого начала встала на защиту отца своего сына. Из кабинета, где проходило заседание, Светлана Мартыненко вышла, едва сдерживая слезы, и сообщила, что Вера отказалась от явки с повинной.

- Она заявила, что написала ее только из-за жалости к пожилой маме Евгения - Альбине Афанасьевне, - рассказала женщина, с трудом взяв себя в руки.

- Да, я просто пожалела мать Мартыненко, но я не собираюсь из-за них садиться в тюрьму на десять лет! - заявила журналистам сама Вера Сомова.

Пример произвола

Адвокат продюсера Андрей Бабин предполагает, что на женщину оказано давление.

- Рассмотрение моей жалобы в интересах Мартыненко неоднократно откладывалось, и сейчас стало понятно почему, - рассказал защитник. - Предполагаю, что некие лица, незаинтересованные в реабилитации Евгения Мартыненко, убедили Сомову отказаться от явки с повинной, введя женщину в заблуждение относительно последствий данного поступка. Дача ложных показаний, так же, как и заведомо ложный донос, не является тяжким преступлением, и за двадцать три года адвокатской практики я не помню случая, чтобы лицо, впервые привлекающееся к уголовной ответственности за такое преступление, приговорили бы к реальному лишению свободы.

Журналисты, общавшиеся с Верой Сомовой за две недели до заседания суда, отметили, что женщина выглядела подавленной. Тогда дама была более разговорчивой и откровенно призналась, что у нее "будут проблемы".

- Если этот разговор попадет в прессу, брат моего мужа, который нам сейчас очень сильно материально помогает, выгонит меня на улицу, - рассказала Вера журналистам.

По словам женщины, у нее большая задолженность по кредиту - триста тысяч рублей, и ей приходится трудиться сразу на трех работах - почтальоном, уборщицей и дворником. Что касается мужа Веры, то он нигде не работает. Он инвалид детства с диагнозом ДЦП, получает пенсию, но она вся уходит на еду, а дочке нужно оплачивать кружки - девочка занимается сразу в нескольких. Вера также призналась, что хотела покончить с собой - попытку самоубийства она предприняла в феврале этого года, но, к счастью, осталась жива. На вопрос журналистов, что толкнуло ее на столь страшный поступок, женщина ответила, что все дело в том самом невыплаченном кредите.

- Я, конечно, была сильно выпивши, иначе на такое бы не решилась, - не стала скрывать Вера.

А вот на заседании суда, где она отказалась от явки с повинной, женщина объяснила свою попытку самоубийства угрызениями совести, тем, что "пошла против семьи".

В том, что продюсер не преступник, а жертва, уверены все, кто знал Евгения - многие известные музыканты, артисты поддерживают Мартыненко, приезжают с концертами в колонию, где он отбывает срок. Там уже побывали известный бард Александр Лынник, пародист Александр Чистяков, группа "Год змеи", Дмитрий Лебедев из группы "Газпром", фокусник Макс Брайт и другие.

Много вопросов к нашумевшему делу и у представителей юридического сообщества.

- Я по просьбе родных Евгения изучил материалы дела, ознакомился с ситуацией и могу сказать, что это дело - ярчайший пример произвола, - уверен правозащитник Виталий Буркин. - По версии следствия, Мартыненко совершил преступление под носом у родителей ребенка - отец девочки сам позвал его в гости. Но чтобы решиться сделать то, в чем обвиняют Мартыненко, у него должны быть определенные мотивы, которые могут являться следствием исключительного расстройства сексуального поведения - педофилии.

Презумпция виновности

Но экспертиза, проведенная по этому уголовному делу, признаков педофилии у Мартыненко не обнаружила. Наличие биологического материала ни на теле ребенка, ни на постельном белье не обнаружено, то есть материальные доказательства напрочь отсутствуют. Мать ребенка давала противоречивые показания, но в суде призналась, что не видела никакого разврата по отношению к своей дочери и настаивала на оправдательном приговоре. Показания отца, убедившие суд в виновности Мартыненко, тоже вызывают массу вопросов - на протяжении трех месяцев он говорил, что видел только то, что Мартыненко играл с его дочерью, бодал ее в живот. А после трех месяцев на третьем допросе стал утверждать, что сосед совершил развратные действия. В судебной практике, как правило, суд учитывает первоначальные показания, но не в этом деле. К тому же отец ребенка имеет инвалидность, у него ДЦП, и, как следствие, провалы в памяти, расстройство психики, осложненное систематическим злоупотреблением алкоголем. Но суд все эти факты почему-то проигнорировал...

К слову, как рассказали родные Мартыненко, в гости к соседям Евгений заходил и раньше - мужчины порой проводили время вместе, у них были приятельские отношения. Что же их связывало - вполне успешного продюсера и нигде не работающего инвалида, страдающего из-за болезни проблемами речи?

- Они же знали друг друга еще со школы, просто общались по-соседски и к матери Евгения приходили всей семьей, - рассказали друзья Евгения. - Честно признаться, Женька в последнее время стал выпивать - проблемы с бизнесом были, но один никогда не пил - нужна была компания. А тут сосед позвал в гости - почему бы не посидеть с приятелем? Разве он мог предположить, чем это закончится? Ему и в кошмарном сне не могло присниться то, в чем его обвиняют. Да это полный абсурд! Родители были дома и наблюдали, как сосед пристает к ребенку? Это же полный бред.

- По делам о преступлениях против половой неприкосновенности предполагается правота заявителя, как бы невероятно ни звучали его обвинения и показания. Таким образом, действует презумпция виновности лица, которому предъявлено обвинение в таких преступлениях, - считает правозащитник Виталий Буркин. - В судебном сообществе, в котором приветствуется только обвинительный уклон по делам против половой неприкосновенности, вообще не принято даже разбираться в обстоятельствах обвинения.

Родные Мартыненко, впрочем, отступать не намерены, хотя отказ от повинной Веры Сомовой, на которую они возлагали такие большие надежды, их очень подкосил, особенно престарелую мать Евгения. Сейчас адвокат Мартыненко Андрей Бабин готовится обжаловать решение суда: «Борьба за Евгения будет продолжена, шансы не исчерпаны».