Главный онколог Башкирии: «Участковым врачам надо учиться распознавать опухоли»

В 2018-м в Башкирии от онкологии умерли больше шести тысяч человек

25.02.2019 в 09:18, просмотров: 1562

Уровень смертности от новообразований в республике растет последние пять лет. Главный врач республиканского онкологического диспансера Руслан Султанов одной из основных причин появления новообразований назвал старение населения развитых стран.

Главный онколог Башкирии: «Участковым врачам надо учиться распознавать опухоли»
фото: архив МК

«Чем мы старше, тем больше вероятность заболеть»

- Чем мы старше, тем больше вероятность заболеть, а чем больше шансов заболеть, тем выше вероятность умереть, - констатировал главный онколог Башкирии Руслан Султанов. – Россия активно движется в сторону развитых стран: у нас растет продолжительность жизни, и риск злокачественных образований становится выше.

- То есть это обратная сторона высокой продолжительности жизни?

- Да, верно. США и развитым странам Европы приходится закладывать больше денег на борьбу с раком. При этом особое внимание там уделяют не столько лечению, сколько ранней диагностике – массовому обследованию здоровых молодых людей на конкретные заболевания. Им делают скрининги, что и мы начали делать в прошлом и позапрошлом году в Уфе, а сейчас распространяем на всю республику. Скрининги мы делаем на наличие рака шейки матки и рака толстого кишечника. Эти виды опухолей самые быстро диагностируемые, и такие скрининги дают хороший отклик при массовом обследовании.

- С 2019 года действует федеральная программа по борьбе с онкологией, и теперь это направление здравоохранения получило даже больше средств, чем на борьбу с болезнями кровообращения…

- Да, такое внимание к онкологии у нас впервые – раньше больше уделяли внимания болезням сердечно-сосудистой системы. Сегодня мы впервые с советского времени меняем всю организационную структуру и парадигму, направляя силы на раннюю диагностику и качественное лечение дорогостоящими препаратами.

- А насколько это реально в условиях импортозамещения?

- Это реально. Наши компании уже процентов на 40 выпускают свои препараты, которые нам необходимы в рамках таргетной (блокировка роста раковых клеток, - ред.) и даже иммунотерапии.

- Действительно ли онкомаркеры являются эффективным способом выявления онкологического заболевания или предрасположенности к нему?

- Наука развивается, я думаю, в ближайшее время появятся максимально точные онкомаркеры с точностью до 90-98 процентов. Сейчас таких онкомаркеров несколько, и они не являются постановкой диагноза. Они сигнализируют о какой-то неполадке в организме, которая может быть связана с длительным воспалением или онкологическим заболеванием. Но, думаю, через пару лет можно будет говорить, что это основа диагностики онкозаболеваний. Персонифицированная медицина, которую мы выстраиваем, будет основываться на таких биологических маркерах. То есть мы не просто станем обследовать всех массово, а у конкретного человека брать маркер и выявлять проблему.

- А вдруг люди испугаются и, как Анджелина Джоли, побегут «заранее» ампутировать себе части тела, подверженные риску рака?

- Этого делать не нужно. То, на что пошла Джоли, можно назвать сверхпредосторожностью. Все-таки достаточно как минимум раз в два года приходить на обследование и потом жить со спокойной душой, что все в порядке. Само по себе обследование занимает не так много времени, как диагностика и лечение в поздней стадии.

- Какие виды рака встречаются наиболее часто?

- Женщинам стоит акцентировать внимание на раке молочной железы и раке шейки матки. У мужчин в последние годы все чаще диагностируется рак предстательной железы. Общими же для обоих полов являются рак кожи и рак толстого кишечника.

Врачи есть, а пациентов нет

- Правда, что выявленный на ранних стадиях рак излечивается в 100 процентах случаев?

- Действительно, первая и вторая стадия рака излечиваются на 98-99 процентов.

- Но как заметить болезнь, которая в это время себя никак не проявляет?

- Мы всегда думаем, что врач сам к нам придет и проведет обследование. Но это процесс обоюдный. Конечно, врач должен обладать нужными знаниями и оборудованием для диагностики, а пациент всего лишь должен прийти к врачу – это все, что от него требуется. В диспансеризацию последние годы вводят онкологические компоненты: введены специальные анализы на рак предстательной железы, дорогостоящие скрининги, а пациентов нет.

- Почему?

- Приходят только организованные группы – школьники и студенты в рамках диспансеризации, а также пенсионеры. А вот трудоспособное население не приходит. Выпадают те люди, которых мы действительно должны вовремя обследовать. Они не находят времени: работа, бизнес, суета. До себя, к сожалению, дела нет. И пока мы не перестроим себя, у нас ранняя диагностика будет двигаться вперед по миллиметрам.

- Чтобы решиться на обследование, нужно перестать бояться неизвестного…

- Следует неизвестное превращать в известное. Надо перестать прятать голову в песок и просто прийти к доктору. По закону работникам положен один день для прохождения диспансеризации. Людям предпенсионного и пенсионного возраста отводиться для этого два дня. Думаю, мы сможем добиться от законодателей увеличения срока прохождения обследований и для более молодых граждан. В один день все успеть сложно – если только анализы можно сдать. А вот для инструментальных обследований как раз и нужен второй день. Нужно добиваться, чтобы сотрудников отпускали на обследования. Это ведь гарантия того, что ценный работник будет здоров и сможет качественно справляться со своими обязанностями.

- Участковые врачи готовы диагностировать такие серьезные заболевания?

- Мы вместе с кардиологами двумя ногами стоим на фундаменте, который представляют врачи первичного звена: участковые, врачи общей практики, фельдшеры. Мы, онкологи и кардиологи, возлагаем на них огромные надежды. При этом другие специалисты также со своей стороны нагружают их, врачи ведут анкеты. У них очень большая нагрузка и занятость, им, может быть, некогда заметить новообразование. Мне кажется, пора расставить приоритеты и сфокусироваться на онкологических заболеваниях, иначе врачи не смогут справиться со столь колоссальной нагрузкой. Мы обучаем врачей общей практики и фельдшеров на специальных курсах по ранней диагностике – это так называемая онконастороженность. Скоро в их кабинетах появится визуализация: как выгладит рак кожи, злокачественные образования полости рта, на что следует обратить внимание при раке молочной железы. То есть у медиков появится наглядный материал, который поможет им в каждодневной работе. Опять же, врачи проходят удаленные курсы, они идут в рамках непрерывного медицинского образования. Также вместе с институтом последипломного образования разработали и свои курсы. Врачу просто необходимо зайти на определенный сайт и ответить на ряд вопросов. Результаты теста покажут, умеет ли медик определять рак на ранней стадии. Если нет – следует пройти обучение.

Вредные привычки могут стать причиной возникновения опухолей

- А не проще ли призвать самих граждан проходить похожие тесты, которые смогут указать на возможные проблемы?

- Такая работа тоже ведется. Подобные программы разрабатывают и частные структуры, и ученые, а у нас действует программа «Онкоконтроль». Каждое первичное посещение поликлиники должно сопровождаться анкетным скринингом. Там всего десять вопросов, отвечая на которые пациент может и сам заметить тревожные знаки и обратиться к врачу.

- А в сельской местности позднее выявление раковых заболеваний связано с нехваткой оборудования или ухудшением экологии?

- Мы пока не наблюдаем в статистике изменений, связанных с экологией. Но существует четкая закономерность. В городах Башкирии уровень ранней диагностики и удачного лечения достаточно высок, в отличие от сельской местности. Не стоит забывать, что 40 процентов населения республики живет на селе, но доступность к высоким технологиям там недостаточна. Наша задача – сделать эти технологии для диагностики доступными для людей. Получается, врач сначала должен заподозрить рак и потом отправить пациента в центр диагностики.

- Значит, врачей первичного звена все же не хватает?

- Их скоро уже будет хватать. Для этого власти делают много – работают специальные программы и социальная помощь. Врачам нужно только акцентировать на возможной онкологии свое внимание.

- Какого развития ожидать в сфере паллиативной помощи в онкологии, у нас ведь нет ни одного хосписа…

- Это очень болезненная тема для республики. Вообще, хосписы – не совсем медицинская сфера работы, надо разделять ее с паллиативной (поддерживающей, - ред.) помощью. Сегодня у нас в регионе развернута сеть паллиативных отделений. Да, у нас не было узких специалистов, мы вынуждены были переучить кардиологов, онкологов и терапевтов во врачей паллиативной помощи. Что касается центра, то он находится в республиканском госпитале ветеранов войн – но это в целом. А у онкологов паллиативная помощь имеет свои особенности, и нам, конечно, нам нужен свой центр паллиативной помощи с креном на онкологию. Это целое направление, и здесь хоспис просто обязателен – тогда мы сможем не только лечить пациента, но и ухаживать за ним.

- В республиканском онкодиспансере существует такое отделение. Работающим там врачам, наверное, очень тяжело психологически?

- Буквально, год назад на съезде онкологов главный онколог заявлял, что паллиативная помощь и онкологическое отделение не должны находится в одном здании. Но тем не менее наше I отделение работает и считается одним из лучших. А заведующая этим отделением недавно получила в Москве премию «Жемчужина профессии» на конкурсе «Будем жить!». Отдавать это отделение мы не хотим, чувствуем, что оно нам нужно. Наоборот, хочется его развивать. Думаю, здесь возможен только один путь – государственно-частное партнерство. Хотелось бы привлечь людей, для которых эта тема также важна. Нам нужен центр, пусть небольшой, не на 300-400 мест, а хотя бы на 100. Там мы смогли бы сможем дать пациентам максимум лечения, максимум ухода и теплоты. Работу можно выстроить и с родственниками, и с профессиональными врачами. А там, где оборудование не приспособлено, следует отдельно закупить его для этих целей.

- Есть какие-то факторы риска для развития рака?

- В этом отношении мы очень близки с кардиологами, которые занимаются артериальной гипертензией, инсультами, инфарктами. Если у тебя есть лишний вес, вредные привычки, ты куришь и не занимаешься физкультурой, то существует повышенный риск развития не только сердечно-сосудистых заболеваний, но и злокачественных образований. Так что профилактика здесь одна: позитивное отношение к жизни. Не случайно в божьих заповедях есть такая, как «возлюби себя». Мы должны себя полюбить, чтобы быть здоровыми.