«Госактивы, выведенные экс-чиновниками минимущества Башкирии, могут быть конфискованы»

Следствие проверяет на причастность к преступлению экс-вице-премьера региона

13.03.2019 в 02:30, просмотров: 2044

Глава башкирского управления федеральной антимонопольной службы Андрей Хомяков прокомментировал возбуждение уголовного дела по факту вывода государственных активов бывшими чиновниками министерства земельных и имущественных отношений РБ. По словам Андрея Николаевича, еще в прошлом году региональное антимонопольное ведомство вынесло решение о незаконном отчуждении госсобственности и сумело отстоять свою точку зрения в суде.

«Госактивы, выведенные экс-чиновниками минимущества Башкирии, могут быть конфискованы»
фото? архив МК

Теперь этот документ, вступивший в силу, станет подспорьем для следователей, которые, установив виновных, могут требовать конфискации государственного имущества, оказавшегося в частных руках.

Напомним, обвиняемая в превышении должностных полномочий экс-начальница управления административными зданиями Эльвира Берг сегодня находится под стражей - ее арестовали на два месяца. Следствие проверяет на причастность к этому преступлению бывшего вице-премьера республиканского правительства Евгения Гурьева. Предполагается, что бывшие высокопоставленные чиновники передали частным лицам в обход торгов два государственных здания и два земельных участка, нанеся государственному бюджету ущерб в 27 млн рублей. Для того, чтобы обойти конкурсные процедуры, чиновники создали частную фирму, куда передали госсобственность, а потом уже продали ее по заниженной цене.

Один из этих случаев - продажу по заниженной цене земельного участка на улице Кустарной в Уфе, где уже успели построить двадцатиэтажку, стал предметом разбирательства в УФАС по РБ. Башкирские антимонопольщики вынесли решение о незаконном отчуждении госсобственности, но представители республиканского минимущества сумели отбиться в Арбитражном суде РБ. Однако в апелляционной инстанции в Челябинске судьи подтвердили правоту сотрудников антимонопольной службы.

- Наверное, это вступившее в силу решение легло в основу уголовного дела?

- Дело было непростое даже с точки зрения судебных перспектив, потому первая инстанция посчитала, что наше решение незаконно. Но в суде апелляционной инстанции мы вместе с прокуратурой смогли доказать, что имели место нарушения антимонопольного законодательства. Меня поразило то, как эти дела в Башкирии проходили судебную процедуру, потому что иногда решения вызывали у нас вопросы. В некоторых случаях удалось успешно решить проблему и доказать свою правоту. У правоохранительных органов теперь есть все основания взять за основу наше решение, так как законность его подтверждена судом, и устанавливать, выявлять конкретных лиц, кто виновен, кто заинтересован. Это нужно делать для того, чтобы, во-первых, восстановить справедливость, во-вторых, попытаться компенсировать тот ущерб, который был нанесен бюджету.

- Как вы не побоялись настаивать на своем?

- Мы же боремся за свои решения. Если я уверен в своей правоте, естественно, буду отстаивать свою точку зрения. Я лично неоднократно говорил на выступлениях, что когда органы госвласти или местного самоуправления пытаются легализовать отчуждение государственного имущества с причинением ущерба бюджету – это изначально выглядит незаконно. Чиновник не должен пытаться обойти закон, чиновник не должен изобретать схемы, которые позволят ему, формально соблюдая закон, наносить ущерб стране и конкретным юридическим и физическим лицам.

- Почему чиновники идут на такие преступления?

- Ответ максимально простой. Все люди разные: кто-то должным образом выполняет свои обязанности и получает зарплату, а кто-то хочет получать доходы вне заработка.

- То есть простое недомыслие в данном случае исключено?

- Я не склонен думать, что проблема здесь кроется в недомыслии, и чиновники не знали, что имущество стоит намного дороже. Такие случаи существуют. Они не единичны. Происходит простой подмен понятий, когда используют формально законные способы, потому что не всегда у нас в законе четко прописано, как действовать в той или иной ситуации. Поэтому бывает, что тот или иной недобросовестный чиновник пытается сделать так, чтобы без торгов передать это имущество либо в собственность, либо в аренду тому или иному юридическому лицу. При этом при рассмотрении как вот этого конкретного дела, так и других дел мы в своих решениях отмечаем, что, если бы это имущество было выставлено на торги, бюджет заработал бы гораздо больше, чем в конкретном случае. Мы это констатировали в своем решении.

- То есть чиновники часто пытаются обойти закон?

- По моему мнению, есть определенная беда нашего законодательства. У нас не всегда урегулированы все возможные способы решения этих проблем. Поэтому у нас чиновники, используя несовершенство законодательства, придумывают различные схемы, наверно не одни придумывает, наверно, с участием заинтересованных хозяйствующих субъектов юридических лиц, но тем не менее происходят вот такие ситуации. Придумывается схема, формально каждое действие может быть законно, но в общем и целом все это приводит к тому, что наш бюджет не дополучает средства, которые им могли бы быть получены, если бы имущество реализовывалось через торги, с использованием механизмов, предусмотренных законом.     

- На одном из участков, который незаконно был отчужден, уже построен жилой дом…

- Здесь интересы государства как раз можно соблюсти, привлекая виновных к ответственности. Есть у нас сейчас статья о конфискации имущества, какое-то имущество может быть конфисковано и обращено в доход государства. Это уже в рамках уголовного дела.

- Когда вы видите документ о планах государственной приватизации, понимаете, что чиновники, выставляя на продажу неликвидные объекты, на самом деле прикрывают продажу земли под ними?

- Я могу оценить возможные риски – мы стараемся их нивелировать с использованием различных механизмов.

Напомним, собственником двух уведенных у государства земельных участков - на улице Кустарной и 50 лет СССР - оказался известный застройщик Валерий Мансуров. Земля в центре города досталась ему в 10 раз ниже реальной рыночной стоимости. А хозяином бывших государственных турбазы в поселке Ольховка и здания на улице Дорофеева стал предприниматель Урал Ахметов, который пользовался особым доверием экс-вице-премьера РБ Евгения Гурьева.

Следствие объединило все факты незаконных выведенных государственных активов, которые ранее были разрознены и изучались в различных силовых ведомствах. Аналитики полагают, что если подсчитать стоимость всех незаконных сделок, речь может идти о 1 млрд рублей. В случае, если в этом уголовном деле, кроме Эльвиры Берг, появятся и другие высокопоставленные обвиняемые, они будут отвечать по ч.3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий») - по закону им грозит не менее 10 лет лишения свободы.