Судья ВС Башкирии: «Тот, кто уважает суд, не будет оказывать на него давление»

За «скандализацию правосудия» могут ввести ответственность

25.03.2019 в 06:48, просмотров: 1064

Председатель Совета судей страны Виктор Момотов считает, что сегодня назрела необходимость ответственности за распространение ложных сведений о судейском сообществе в интернете, так как «без уважения к суду невозможно обеспечить подлинную судейскую независимость». Мы попросили судью Верховного суда Башкирии Элину Арманшину прокомментировать это заявление.

Судья ВС Башкирии: «Тот, кто уважает суд, не будет оказывать на него давление»
фото: архив МК

По мнению Виктора Викторовича, «судьи, скованные этическими нормами, оказываются практически беззащитными перед лицом лжи, распространяемой недобросовестными средствами массовой информации, а отсутствие адекватного ответа на откровенное давление, оказываемое на правосудие, ведет к крайне негативным последствиям для правопорядка».

Элина Юрисовна считает, что Виктор Момотов «затронул тему уважения к суду, которое сильно влияет на эффективность правосудия и на его независимость».

- Председатель совета судей страны выделил три фактора, которые влияют на уважение к судебной власти, - говорит она. - Первый — справедливость решений суда. Это предполагает, что перед законом все равны, а решение суда — честное и справедливое. Второй фактор связан с непосредственным осуществлением правосудия. Участники процесса должны быть уверены, что суд их услышал, относился с достоинством и уважением, дал ответить на все вопросы. Наконец, на уважение к суду влияет эффективность правосудия. Процесс не затягивается, волокиты нет, а решение эффективно исполняется.

По мнению судьи Арманшиной, «тот, кто уважает суд, не будет оказывать на него давление».

- Уважение к суду включает в себя не только уважение между судом и участниками процесса, но и внутри судейского сообщества, и между судом и гражданским обществом, в том числе СМИ, - полагает Элина Юрисовна. – А неуважение к суду - «это публичные действия или опубликованная информация, цель которых - поставить судью в состояние презрения, смущения или чтобы принизить его авторитет, тем самым повлияв на его решение, вызвав общественную реакцию. Это такие действия, которые направлены на подрыв доверия общества к процессу отправления правосудия». По мнению председателя Совета судей Российской Федерации, в настоящее время назрела необходимость введения ответственности за «скандализацию правосудия». Лично я поддерживаю это мнение, что в настоящее время необходимость введения ответственности за «скандализацию правосудия» назрела и в российском законодательстве, поскольку развитие традиционных СМИ и интернета привело к тому, что манипулирование общественным мнением зачастую стало использоваться для давления на суд.

- Какую, на ваш взгляд, ответственность должны нести распространители негативной или ложной информации, направленной на «скандализацию правосудия» - уголовную или административную?

- Практически во всех развитых системах правопорядка ответственность за скандализацию правосудия включает лишение свободы и крупный штраф. Например, во Франции предусмотрена санкция в виде лишения свободы на срок шесть месяцев и штраф в размере 7,5 тысячи евро, в Англии ответственность за неуважение к суду выражается в тюремном заключении на срок до месяца и штрафе в размере 2,5 тысячи фунтов. При этом привлечение к ответственности осуществляется в упрощенном порядке по инициативе самого суда, то есть без стандартной процедуры возбуждения уголовного дела правоохранительными органами. В Российской Федерации ответственность за «скандализацию правосудия» отсутствует, вопрос этот является дискуссионным. Но лично я полагаю, что целесообразным и объективно оправданным будет введение административной ответственности за «скандализацию правосудия». Это никаким образом не должно повредить демократическим интересам общества, поскольку мы же говорим о манипулировании общественным мнением для оказания давления на суд или умаления авторитета судебной власти, осуществляемом за пределами правового поля.

- Как эта инициатива может быть реализована с технической точки зрения?

- В целом ряде правопорядков под скандализацией правосудия понимается манипулирование общественным мнением для оказания давления на суд или умаления авторитета судебной власти. В англо-саксонской правовой системе под такой скандализацией понимается любое действие или опубликованная информация, рассчитанные на то, чтобы поставить судью в состояние презрения или чтобы принизить его авторитет, повлиять на его решение, особенно если осуществляется беспорядочная и необоснованная критика, подрывающая доверие общественности к процессу отправления правосудия. Во Франции скандализацию правосудия определяют как «любую попытку публично дискредитировать действие или решение суда своим поведением, словами, документами или изображениями любого рода при обстоятельствах, которые способны подорвать авторитет правосудия или его независимость».

- Значит ли это, что критиковать судебную систему нельзя будет в принципе?

- В соответствии с международными нормами, судьи, в отличие от представителей законодательной и исполнительной власти, не являются субъектами, в отношении которых допустимы расширенные пределы критики. Единственно допустимая ее форма - форма обжалования судебных актов. Эта сфера вышестоящего суда. Я согласна с мнениями многих судей, что сейчас они практически беззащитны от информации, порочащей их честь и достоинство, поскольку, учитывая особый статус судьи, Кодекс судейской этики возлагает на них целый ряд ограничений во взаимосвязи со средствами массовой информации, предписывая воздерживаться от любых действий и высказываний, которые могут породить сомнения в объективности и независимости суда. Данные ограничения действуют даже в тех случаях, когда в отношении судьи распространяются не соответствующие действительности, лживые, порочащие сведения. Эти ограничения предполагают, что гражданское общество и СМИ также должны соблюдать хотя бы базовые этические нормы при освещении и обсуждении работы судов.

- Можно ли привлечь судью к дисциплинарной ответственности?

- На практике довольно часто встречаются случаи обращений, например, проигравшей стороны по гражданскому делу после вынесения решения, либо в Совет судей, либо в квалификационную коллегию судей с требованием привлечь судью к дисциплинарной ответственности (и не обязательно применительно к Республике Башкортостан), которые впоследствии получают широкое освещение за счет так называемых «сочувствующих» публикаций в СМИ. Зачастую в них упоминаются и фамилии судей, вынесших не понравившиеся им решения. При этом контекст, в котором они упоминаются, оказывается откровенно негативным, допускаются недопустимые формулировки, порой оскорбительные, не соответствующие действительности, лживые и порочащие сведения, сознательно дискредитирующие судей, суды и судопроизводство в целом, побуждающие общество все это презирать и использующиеся для давления на суд. В этих случаях, полагаю, можно говорить о манипуляции для создания негативного фона вокруг судьи, а также оказания психологического давления на суд второй инстанции, где будет рассматриваться затем жалоба проигравшей стороны. Допустим, такие действия в рамках одного процесса, целью которых является изменение либо отмена непонравившегося решения суда, можно объяснить рациональными целями. Однако в итоге они дискредитируют всю судебную систему. А это вряд ли можно оправдать.

Поэтому введение ответственности за «скандализацию правосудия» — то есть за действия, которые публично умаляют авторитет суда, могло бы способствовать исключению таких манипуляций.

- Но насколько механизм внутреннего контроля судейского сообщества гарантирует честность, объективность и непредвзятость судей?

- Если судья наделен полномочиями – действует презумпция его добросовестности.

В силу статьи 120 Конституции Российской Федерации при осуществлении своих полномочий судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Согласно Закону «О статусе судей в Российской Федерации» всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Судебный надзор за деятельностью судов общей юрисдикции осуществляется вышестоящим судом строго в установленных процессуальных формах путем проверки законности и обоснованности судебных актов. Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Неумышленные судебные ошибки ординарного характера, которые возникают в ходе разрешения конкретного дела при толковании и применении норм материального или процессуального права и подлежат исправлению вышестоящими судебными инстанциями, не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания. Исходя из конституционно-правового статуса судьи и природы осуществляемой им деятельности по отправлению правосудия закон не предполагает привлечение судьи к дисциплинарной ответственности за судебную ошибку, если судья действовал в рамках судейского усмотрения и не допустил грубого нарушения при применении норм материального или процессуального права.

Поэтому отмена решения суда первой инстанции вышестоящим судом не является безусловным основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

Вместе с тем, есть другие меры ответственности, применяемые к судьям, допускающим судебные ошибки при осуществлении правосудия.

- Если судья нарушил закон или нормы судейской этики, кто даст оценку его действиям?

- Основаниями для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности является нарушение норм Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», а также положений Кодекса судейской этики. За это на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание. Но даже в этом случае опубликованная информация о действиях судьи в служебное и внеслужебное время должна быть основанной на законе, сдержанной и корректной. Публичный комментарий о характере отправления правосудия, его критика не должны переходить определенные границы. В этом отношении необходимо иметь в виду важность соблюдения правильного баланса различных интересов вовлеченных сторон, которые включают в себя право общественности на получение информации в вопросах, возникающих на основе судебных решений, требования отправления правосудия должным образом, а также профессиональную честь судьи.