Итоги 2019-го: башкирские элиты в растерянности, Хабиров - на коне

Глава региона легко ведет свою партию на общественно-политическом поле Башкирии

15.01.2020 в 05:54, просмотров: 5680

Подводя политические итоги года, невозможно не отметить, что главными игроками башкирской политики были не правоохранители, кремлевские и региональные чиновники, общественники или правозащитники, как это бывало ранее, а новый глава республики Радий Хабиров.

Итоги 2019-го: башкирские элиты в растерянности, Хабиров - на коне
glavarb.ru

Искушенный в большой политике, имеющий огромный опыт работы в администрации президента страны, знающий все о политическом и даже геополитическом закулисье, причем, намного больше, чем любой другой губернатор, Радий Фаритович легко ведет свою партию на общественно-политическом поле Башкирии. За этот год он не раз дал понять: знает, как сделать республику богаче и счастливее, а потому просит ему не мешать в этой важной и ответственной работе.  

Человек года

2019-й стал знаковым годом и для башкирской элиты. Во-первых, потому, что был первым годом нахождения у власти Радия Хабирова, а во-вторых, потому, что все это время новый глава РБ пытался донести до регионального истеблишмента свои знаки, мысли и цели.

И, подводя политические итоги года, невозможно рассматривать происходившее в республике в 2019-м без исследования политической харизмы самого г-на Хабирова. Поскольку все 12 месяцев главным слухмейкером, пиарщиком, лоббистом, организатором и инициатором практически всех важных событий был сам Радий Фаритович.  

Так как республиканские элиты весьма неоднородны, г-н Хабиров был с ними всяким: и жестким, и снисходительным, и непримиримым, и в то же время способным договариваться.

В головах башкирской элиты сформировался в общем-то непротиворечивый образ руководителя региона - изменять себе он не будет, но может сбавить обороты, если ему докажут, что жесткость не всегда эффективна, как это было в борьбе за наведение порядка на рынке пассажироперевозок. Непримиримая война сменилась переговорными процессами, чтобы не лишать куска хлеба людей, уже работающих в этом поле.

При этом г-н Хабиров за этот год все-таки донес до общественности свои установки: будет твердо пресекать националистические или какие-либо другие антиобщественные проявления, не позволит ни журналистам, ни каким-либо интересантам расшатывать устои и будет добиваться исполнения своих решений, таких как, например, разработка Куштау.  

Унылая вольница прежнего главы РБ Рустэма Хамитова, когда чиновники спали в своих креслах, закончилась чуть более года назад. Те, кто понял, что не выдержит «хабировского» ритма работы, быстренько слились. Те, кто остались и пополнили команду, надеются, что справятся с непростым режимом. Как признается сам Хабиров, «мы держимся на адреналине». Несомненно, Радий Фаритович, получивший возможность управления родной ему республикой, которую он искренне хочет сделать счастливой и процветающей, действительно живет за счет внутренних ресурсов организма. Остальные же, у которых нет такой сильной мотивации, скорее всего, будут ломаться и покидать эту стремительно несущуюся машину.

Не стоит забывать, что члены команды Хабирова живут как на вулкане, где постоянно потряхивает. Это и ненормированный рабочий день, и труд по субботам-воскресеньям, и жесткий график решения проблем. Хабиров не жалеет себя, а потому не жалеет и подчиненных.

Уже сегодня видно, что ради благой цели, которую выбрал для себя Радий Фаритович, он не пожалеет никого - ни тех, кто приехал с ним из Красногорска или Москвы, ни тех, кто влился в команду на новом для него этапе. Но в любом случае на бюрократическом поприще глава РБ дает шансы всем, в том числе и совсем молодым, таким как бывший пресс-секретарь главы РБ, а ныне вице-премьер Фанур Ягафаров или новый министр цифрового развития госуправления Геннадий Разумикин, глава Госкомитета РБ по предпринимательству Римма Бойцова или уже авторитетным управленцам, таким как арбитражный судья Урал Искандаров, ставший руководителем природопользования и экологии, или Гульшат Арсланова, получившая должность шефа минимущества и трудившаяся бок о бок с Хабировым еще в его бытность управления администрацией президента РБ в 2005 году. Так что шансы показать себя есть у любого назначенца. Другой вопрос, что спрашивать будут по делам, без оглядки на прежние связи и знакомства.

Команда года

В отношениях со своими подчиненными Хабиров тоже прост, а поступки его прозрачны. Разносы чиновники получают заслуженно, когда, как говорит сам Радий Фаритович, доводят его «до белого каления» своей реальной или притворной, скорее всего корыстной, непонятливостью.

Интересно, что г-н Хабиров работает с тем человеческим материалом, который у него есть, не пытаясь переделывать людей или нанимать лучших. Он фактически пригласил на работу всех, с кем знался и общался до своего назначения в Башкирию.

При этом г-н Хабиров весьма четко обозначил свое отношение к подчиненным: всех судит по делам, а если люди, пользуясь близостью к телу, его подводят, то им не будет прощения. Так, кстати, было с Михаилом Киреевым, который работал с нынешним главой Башкирии в Красногорске, а по приезду Радия Хабирова в Уфу получил пост вице-премьера РБ, курирующего ЖКХ. Но попытался торговаться с новым начальником республики по мусорным тарифам, чтобы удовлетворить интересы коммерсантов, занявших региональный рынок вывоза мусора, а потом провалил программу по ремонту подъездов. И если в первом случае Михаил Юрьевич явно действовал в определенных интересах, то во втором - не справился от неопытности и неумения руководить большой министерской структурой. Радий Хабиров воспринял оба провала, как личную обиду, как он сам объяснил: «когда предает свой».

До выборов г-на Киреева пересадили на тихий пост вице-премьера по общественной безопасности, а после окончания избирательной кампании отправили в Москву, как говорили, заместителем полпреда башкирского представительства при президенте РБ. Как рассказывали, Михаил Юрьевич приехал в полпредство с тележкой чемоданов всей семьей, включая маленькую собачку, но должности так и не получил. Сегодня он съехал из полпредства и, по слухам, ищет работу в Первопрестольной, никак не связанную с Башкирией. То же самое случилось с еще одним из близких людей Хабирова - Олегом Полстоваловым, возглавлявшим министерство земельных и имущественных отношений РБ. Он не уехал в Москву, но пересел из кресла министра в руководители управления по государственной охране объектов культурного наследия РБ, что, конечно, никак нельзя назвать ресурсным постом.

Как выяснилось, г-н Полстовалов завалил работу в одном из ключевых министерств, и это

имело непростые последствия для развития уголовных дел против чиновников, «дербанивших» государственные активы.

Возможно, подобное «предательство» стало поводом для лишения многих полномочий вице-премьера РБ Ленары Ивановой, которую в свое время привел в башкирскую власть сам Радий Хабиров. Широкой общественности остались неизвестны причины проступка г-жи Ивановой, но у нее не только отобрали многие направления, передав их другим заместителям председателя правительства, но и отправили в отставку ее ставленника - Юрия Мельникова, возглавлявшего министерство семьи, труда и социальной защиты.

И совершенно другая история, намного более счастливая, случилась с председателем Госкомитета по транспорту и дорожному хозяйству Тимуром Мухаметьяновым, отставки которого ждали весь минувший год. Тимур Рафисович, кстати, никогда не работал с Хабировым и вряд ли в силу возраста был с ним даже знаком. Он «провалил» приложение по ремонту дорожных ям - оно так и не запустилось, и сегодня сервис переделывают в министерстве цифрового развития госуправления РБ. А также не раз становился отрицательным героем пробуксовки транспортной реформы, не сумев вовремя разместить заказ на большие автобусы на местном «НефАЗе», и машины пришлось покупать, потеряв время, вразнобой и у различных производителей. Или запустив на рынок коммерсантов, надеющихся установить в автобусы валидаторы, которые очень негативно восприняла общественность. Все провалы г-на Мухаметьянова Хабиров разруливал лично, беря часть ответственности на себя, объяснив, например, что к сервису по ремонту ям оказались не готовы муниципалитеты. Отставки главы «транспортного» госкомитета так и не случилось, потому что Радий Фаритович разглядел в этом государственном топ-менеджере умение держать удар и «толковость». И просто переориентировал г-на Мухаметьянова на проекты, где он мог эту «толковость» проявить.

Кстати, после того, как глава РБ объяснил, почему не случилось отставки, к «мальчику для битья», ставшему самым любимым героем карикатуриста Камиля Бузыкаева, подобрела и общественность.

Награждение года

Удивительным для многих стало и награждение в апреле 2019 года мэра Сибая Рустема Афзалова одной из высших наград Башкортостана - орденом Салавата Юлаева. В то время, когда злопыхатели ждали его отставки. Г-н Афзалов стал главным медийным лицом и козлом отпущения для всех участников сибайской экологической катастрофы. Еще в декабре 2018-го из-за подземных пожаров в законсервированном карьере начал вырабатываться и подниматься в атмосферу газ с неприятным запахом. Сибайцы восприняли это зловоние как газовую камеру, нервы у всех накалились до предела. Мэра ненавидели все, считая, что Сибай вымрет из-за бездействия властей. Как г-н Афзалов мог воздействовать на стихийное подземное бедствие в уже выработанном и законсервированном карьере, от которого давно отказались собственники, недовольных не волновало. И на фоне этой всеобщей истеричности и взвинченности, Рустем Афзалов, не имея опыта работы с профессиональными провокаторами и пиарщиками, наговорил много лишнего «в эфир», опустившись до выражений ниже пояса. Разглагольствования сибайского мэра, крывшего почти матом так называемых правозащитников, дошли до Кремля, и журналисты приготовились сообщить об отставке главы Сибая. Но не тут-то было. Радий Хабиров, как и в случае с проваленным мобильным приложением, вновь взял вину на себя, публично принеся извинения жителям Сибая за несдержанность мэра.

Окружение г-на Хабирова видело в неконтролируемом поведении г-на Афзалова опасность и политические риски, а глава РБ разглядел в Рустеме Ахметкаримовиче совсем другое. Радий Хабиров отметил, что мэр вместе со своей семьей в момент экологической катастрофы остался жить в загазованном городе, хотя, вероятно, возможность уехать или перевезти семью у руководителя Сибая была.

Мало кто знает, но г-н Хабиров, когда работал в кремлевской администрации, разрешал политические конфликты при возвращении Крыма в состав России и в Донецкой народной республике. И, наверное, сполна навидался в этих сложных ситуациях предательств местных чиновников. Поэтому вроде как обычный и правильный поступок провинциального башкирского мэра растрогал Радия Фаритовича. Вручая орден г-ну Афзалову, руководитель региона признался, что обычно главам муниципалитетов таких преференций не дают, но «это наша благодарность Рустему Ахметкаримовичу, который взял на себя все удары, хорошо работал и всё это время был в городе». И это еще одно доказательство, что Радий Хабиров оценивает подчиненных исключительно по делам и поступкам, в том числе и по тем, которые не касаются напрямую профессиональной деятельности, а характеризуют нравственные качества. И сигнал всем давним знакомым главы РБ, которые считают, что благодаря многолетним связям с Хабировым у них имеется больший запас прочности, чем у «пришлых» членов команды. 

Деньги года

Одной из главных экономических побед Радия Хабирова стало уменьшение взносов республики в концессионное соглашение по строительству так называемого Восточного выезда из Уфы. По концессионному соглашению, которое было подписано прежним руководством РБ, регион обязан был вложить в эту стройку до 2024 года 70 млрд рублей. Теперь, с учетом снижения строительных затрат и процентов по кредиту, республика потратит на этот проект на треть меньше бюджетных средств.

Проект предполагает завершение строительства тоннеля, который начали возводить в начале 90-х годов прошлого века, чтобы дать работу военным проходчикам из закрывавшегося городка Межгорье. А также строительство трассы с выходом на М-5.

Соглашение с банком, республикой, федеральным центром и турецкими строителями заключалось еще в бытность Рустэма Хамитова, а учитывая осторожность тогдашнего главы региона и нежелание подчиненных проявлять какую-либо инициативу, документ подписали на кабальных для республики условиях.

А потому действия команды Хабирова, нежелающей соглашаться с таким договором, после послушного и неинициативного Хамитова повергли в шок всех интересантов этой глобальной стройки. Республика просто вернула федеральному центру первый транш в 20 млрд рублей, оправленный на реализацию соглашения с объяснениями, что еще не утверждены все условия.

Используя покерную терминологию, Радий Хабиров просто перевернул игорный стол, надел каску и стал ждать, «откуда прилетит». По рассказам очевидцев этого губернаторского «беспредела», «прилетело много откуда», в том числе и из далекой от Башкирии Турции. Но после окончания политической бомбежки ежегодные вложения республики в глобальный проект оказались на 30 млрд ниже. Так что Хабиров - все-таки настоящий игрок.

А Тимур Мухаметьянов, похоже, проявил «толковость» именно в этом проекте, отслеживая переговорные процессы и качественное заполнение бумаг. И. конечно, такая польза от чиновника куда ценнее создания приложения для дорожных ям.

Характер года

Когда Радий Фаритович заявил о разработке Куштау, он проявил свои лучшие волевые качества, которые характеризуют его, как человека, который не поступается принципами. Если прежний глава региона Рустэм Хамитов, перед которым тоже стояла проблема сохранения содового производства, избегал ее решения и настаивал на популистской идее сохранения горы и разработке нового месторождения, то г-н Хабиров не стал даже пытаться быть хорошим для всех.

В октябре 2018-го он категорично заявил, что разрабатываться будет не имеющая природоохранный статус Торатау, на которую нацеливалась «Башкирская содовая компания», а находящийся рядом шихан Куштау. На эту гору, оказывается, у содовиков уже имелось право на разработку, выданное еще в 2017 году правительством Хамитова. И выходит, что Рустэм Закиевич тоже мог принять это непростое решение, но побоялся испортить себе имидж.

У Хабирова явно больший запас прочности: он, в отличие от Хамитова, - не варяг и «настоящий башкир», а потому не стал ни с кем заигрывать, решив, что в республике его простят. Разработку другого месторождения и строительство нового завода, задуманные правительством Хамитова, Хабиров назвал ничем не подтвержденными прожектами, заявив, что не позволит испоганить «небесной красоты места», где намеревались взамен Торатау добывать известняк для производства соды. А над возможностью строительства нового завода просто посмеялся, объяснив, что «в советские годы «Соду» возводили всей страной», а сегодня таких средств ни у республики, ни у нынешних инвесторов просто нет. Весьма болезненно Радий Фаритович воспринял заявление записных аналитиков, утверждавших, что решение по Куштау «продавили из Кремля», а Хабиров, как верный кремлевский вассал, выполнил это требование. Поэтому и в кулуарах, и публично, даже зачитывая послание башкирским депутатам, Хабиров заявлял, что решение принято им самостоятельно и меняться оно уже не будет. Как бы его ни пытались переубедить различные заинтересованные лица.

Кстати, это решение, похоже, не устроило и «содовиков», которые все-таки рассчитывали «снести» Торатау. На Куштау есть работающая инфраструктура - турбаза и горнолыжка, которые надо переносить. Как считает сам Хабиров, «и по понятиям, и юридически» расходы на себя должна взять БСК. «Соде» эта идея не очень нравится, и пока идут тяжелые переговоры. Так что приняв это непопулярное решение, Хабиров не получил ни любви националистов, ни производственников. Но тем не менее стоит на своем, признаваясь близким, что, наверное, оно «может повредить его политической карьере, но другого выхода все равно не было».

Все-таки собственные представления Радия Фаритовича о лучшем будущем в республике весьма четко сформированы, и он намерен их продавливать, даже в ущерб себе. Время покажет, насколько эта идея оказалась правильной. По крайней мере метания Хамитова между «содовиками», желающими разрушить Торатау, и теми, кто пытался гору сохранить, политического долгожительства ему не принесли.

Влияние года

Еще одно отличное качество Хабирова - это отсутствие страха конкуренции. Это чувство присутствовало у обоих прежних правителей Башкирии - и у первого президента РБ Муртазы Рахимова, и у ставшего главой региона Рустэма Хамитова. В силу разницы характеров проявлялся этот страх у них по-разному - подозрительный Рахимов жестко контролировал своих чиновников, Хамитов просто выбрасывал без объяснений на обочину всех, кто хоть как-то мог его затмить.

У Хабирова этот страх, похоже, отсутствует напрочь, и, несмотря на волевой нрав, он - игрок, способный воспринимать рядом сильных людей, как свое преимущество. Радий Фаритович утверждает, что создает в своей команде различные центры влияния «неосознанно и потому что так получается».

Но тем не менее каждый из назначенных им высокопоставленных руководителей - уже состоявшиеся политики, которые имеют свой бэкграунд, серьезный опыт и свои команды. И Андрей Назаров, и Раиль Сарбаев, и Александр Сидякин - все они создают собственные центры влияния, не говоря уже о менее известных обывателям местах силы, которые окружают вице-премьеров Раифа Абдрахимова и Романа Симандуева.

Однако никакой опасности, исходящей от возможных конкурентов на политическом поле Башкирии, Хабиров явно не ощущает. Более того, он как будто считает, что все эти сильные персоны будут ему во благо, пока он пользуется их возможностями и лоббистскими связями. И, наверное, он прав.

Например, Радий Фаритович многое сделал для того, чтобы отдать пост первого вице-премьера Андрею Назарову, которого «не пропускали» в Москве. Но Хабиров настоял на своем, применив все возможные ресурсы, и вовсе не потому что г-н Назаров его друг - он, кстати, этого не скрывает. А потому, что, на взгляд Хабирова, Андрей Геннадьевич сможет в лучшей степени применить в башкирской экономике свои бизнес-таланты. Как, наверное, считает Хабиров, у него самого, блестящего управленца политическими процессами, экономической сметки все-таки не хватает.

Башкиры года

Радий Хабиров проявил себя в минувшем году и в национальной политике. Вопреки прогнозам экспертов, утверждавших, что республику ждет тотальная башкиризация и торжество титульной нации во власти, как это было при Муртазе Рахимове, они не сбылись. Напротив - пали жертвами своего «башкирского» прошлого вернувшиеся в команду Хабирова Артур Идельбаев и Данир Гайнуллин, в 90-х годах входившие в «Союз башкирской молодежи» (СБМ) и, как утверждают правоохранители, проводившие жесткую национальную политику.

Влиятельную национальную общественную организацию - Всемирный Курултай - впервые возглавила женщина - Эльвира Аиткулова, а само объединение получило еще президиум, как совещательный орган.

А свое видение лучшей жизни башкир глава РБ понимает просто - через улучшение качества жизни людей. Поэтому и носится сайгаком по районам, и не только башкирским, чтобы как-то помочь созданием нормальных условий для земляков.

Не менее интересно, что в 2019 году Хабиров поднял табуированную тему, которая никогда не обсуждалась открыто. Оказывается, внутри башкирского сообщества презирали и отвергали башкир, не говорящих на литературном башкирском или разговаривающих на определенных диалектах. Хабиров признался, что сам был таким изгоем, которого влиятельные аксакалы называли «не нашим парнем», и рассказал, что такие несправедливые оценки сломали судьбы многим талантливым представителям нации. Поэтому глава РБ предложил не делать никаких различий, примириться и позволить считать себя башкирами всем, кто этого хочет, включая любого русскоговорящего жителя республики. В общем, противоречивое башкирское общество получило новый импульс для развития, очень неожиданный для себя. Как внутри этого национального синдиката теперь будут назревать события, и появятся ли оппоненты этой новой национальной политике, покажет время.

Стоп-лист года

После съезда всемирного Курултая башкир в июне 2019 года, где излишне ретивые башкиры пытались сорвать мероприятие, Радий Хабиров сделал жесткое заявление, что не потерпит в республике экстремистов и националистов. И ни разу не отступил от этой установки, развязав руки контрразведке и другим контролирующим и надзирающим федеральным органам, которым ранее не давали проявить себя во всей красе.

А теперь – пожалуйста: радикальная организация «Башкорт» - под угрозой ликвидации за экстремистскую деятельность, а ее лидеры, скорее всего, станут фигурантами уголовного дела. А учитывая, что российские силовики считают это направление одним из важных, а борьбу с экстремизмом - одним из лучших способов получения новых звезд на погоны, судьба «башкортовцев» незавидная.

Вероятно, они пойдут по стопам известного политического оппозиционера Айрата Дильмухаметова, который находится в СИЗО уже 10 месяцев за свои публицистические выступления в интернете. И учитывая, что суд ни в какую не отпускает Айрата под домашний арест, хотя он не насильник и не убийца, а просто человек имеющий свои убеждения, противоречащие действующему законодательству, очевидно, что его осудят и вновь отправят на нары на долгий срок. И эта история уже должна охолодить горячие головы, которые привыкли воздействовать националистским шантажом на всех руководителей Башкирии.

Правозащитники года

Интересно, что точно такие же жесткие взгляды Радий Хабиров транслирует и на других нарушителей общественного спокойствия - любителей раскачивать лодку. И этим людям - «журналистам и различным интересантам» - тоже надо задуматься, поскольку Хабиров уже ясно показал, что менять свои взгляды на такую деятельность не будет. Доказательством этих убеждений стала реакция Хабирова на скандал, учиненный сподвижниками Навального на слушаниях по бюджету РБ в башкирском парламенте и истерике общественности по поводу строительства уфимского дельфинария, «где будут страдать эти умные рыбы». В случае с парламентом Радий Фаритович честно признался, что если бы он принимал решение по допуску скандалистов в зал, то «они бы точно туда не попали». После этого из Курултая уволили тех, кто отвечал за безопасность, и теперь у последователей Навального явно больше не будет шанса «поймать хайп» на таких мероприятиях.

В случае со слушаниями по дельфинарию Хабиров гневно осудил уфимских чиновников, устроивших фарс вместо реального обсуждения, но твердо заявил, что необходимости в повторных слушаниях он не видит. Так что и зоозащитники теперь должны думать головой, как спасать братьев наших меньших, не заводя общественную смуту.

Гениальным ходом по вразумлению лидеров общественного мнения можно назвать и создание совета по правам человека при главе РБ, куда вошли все «сложные» люди, часто портящие кровь чиновникам, правоохранителям, судьям, ну и всем первым руководителям. Так называемым правозащитникам дали большие полномочия, ну и, конечно же, ответственность за судьбу республики. И многие из них, теперь причесанные и приближенные к власти, заметно присмирели, а кто-то и вовсе переформатировал свои взгляды из злого негатива в созидательный позитив.

Эмоции года

Кстати, Хабиров и сам это подтверждает, признаваясь, что все свои эмоции контролирует. А вспышки гнева, которых так боится башкирский истеблишмент - не более, чем игра для мотивации ленивых чиновников. Сам Хабиров про себя полагает, что очень даже сдержан, а кадровые решения принимает, только когда его не слышат, и это случается не один раз. Так было с отставкой руководителя Октябрьского района Уфы Роберта Ахунова, когда глава РБ в течение долгого времени требовал облагородить депрессивный спальный микрорайон Сипайлово, но г-н Ахунов даже ухом не вел.

В очередной приезд, когда Хабиров вновь обнаружил заросшие бурьяном и замусоренные дворы, разбитые улицы и грязь, Ахунов полетел из своего кресла по системе «голова-ноги». Но обывателям показалось, что разгневавшийся Хабиров принял это решение за минуту.

Кстати, время тоже показывает, что г-н Хабиров не настолько горяч, как хочет казаться. Большей части чиновников, получавших такие головомойки, удалось остаться на своих местах, и, думается, потому, что они оказались адекватными и не стали ждать вторых и третьих просьб что-то менять в своих ведомствах.

Например, Радия Хабирова часто упрекали в нетерпимости, когда на одной из оперативок он предложил «застрелиться» дорожным полицейским из-за большого количества аварий с гибелью людей. Конечно, никто не застрелился, но по итогам 2019 года смертность на дорогах снизилась на 16 процентов. В республике создали специальную комиссию по итогам смертельных аварий для устранения их причин в будущем, закупили видеокамеры, подлатали опасные участки. Так что эти якобы неконтролируемые эмоции принесли весьма контролируемый результат.

Любопытно, что сам Хабиров умеет публично извиняться и за несправедливые обвинения, и за яростные наезды. Он на оперативном совещании принес извинения ректору БГУ Николаю Морозкину, которого оболгали в сети, а Хабиров поверил фейку, а под уходящий 2019 год попросил всех чиновников простить его, если где-то был неправ.

- Не скажу, что я человек излишне горячий, но, когда видел несправедливость или нерасторопность, немножко горячился, - признался он. - На это не нужно обижаться. С другой стороны, вижу, что после моих острых высказываний вы более эффективно начинаете работать. Что уж тут, приходится иногда и шуметь.

Сожаление года

То, что Радий Хабиров не запрограммированный на победу робот, показало его отношение к умершему в мае 2019-го другу - вице-премьеру РБ Артуру Ахметханову. О том, что бывший руководитель башкирской автоинспекции и экс-глава МВД Северной Осетии тесно общался с тогда кремлевским чиновником Радием Хабировым, знали немногие. Но оказалось, что у этих людей тесная дружба, основанная на проживании в одной общаге в бытность учебы в БГУ и борцовском прошлом. Как только Радий Хабиров возглавил республику, Артур Ахметханов получил пост вице-премьера РБ по безопасности. Понятно, что друзья рассчитывали на долгую и плодотворную работу, но Артура Фарвазовича буквально за полгода убил рак.

Радий Хабиров очень переживал эту смерть, не скрывая своих чувств и даже слез, и, так как со дня гибели г-на Ахметханова еще не прошло года, переживает до сих пор. Журналистам он признавался, что «все понимал», но никогда не говорил о смерти с Артуром Фарвазовичем, надеясь на лучшее, и чтобы дать надежду умирающему.

Все, за что еще искренне переживает Хабиров, не притворяясь популистом, он озвучил в своем ежегодном послании башкирским депутатам в декабре 2019-го.

Его волнует, что люди в деревнях Башкирии «очень бедно живут», а уфимцы живут с комплексом неполноценности, что их город самый худший. Что общество разобщено и не имеет совместных целей, а лидеры общественного мнения, сидящие в соцсетях, «нервные и остро реагирующие на любую проблему». Все это руководитель республики намерен изменить. Посмотрим, как получится.


|