Громкие дела в 2019-м в Башкирии закончились провалами в судах

За минувший год не случилось ни одного резонансного разоблачения

За минувший год в Башкирии произошла масса громких политических событий, связанных с выборами главы региона и новыми политическими и экономическими трендами. Бурная жизнь кипела весь прошлый год на общественно-политическом поле республики, а вот правоохранителей как будто погрузили в сонное царство. За минувшие 12 месяцев не случилось ни одного резонансного разоблачения, а все громкие дела, возбужденные годом ранее, заканчиваются провалами в судах.

За минувший год не случилось ни одного резонансного разоблачения
pixabay.com

Слив года

То, что деньги в этом мире решают все, вновь доказал известный башкирский олигарх Дамир Мугинов, легко «спрыгнув» с обвинения в мошенничестве в особо крупном размере. Бизнесмен, пользуясь связями еще в ялаловской мэрии, получил на аффилированную фирму земельный участок в парке Гафури в Уфе под строительство крытого теннисного корта. Так как спортивное сооружение должно было построиться во благо городу, «золотая» парковая земля досталась олигарху всего за 14 млн рублей. Однако уже через несколько месяцев участок, где должен был взметнуться корт, оказался в собственности самого г-на Мугинова и его назначение волшебным образом преобразилось в жилищное строительство. Понятно, что такую аферу не удалось бы провернуть без коррумпированных чиновников мэрии и Росреестра, однако выгодоприобретателем стал лично Дамир Мугинов, продавший парковую землю застройщику уже за 140 млн рублей. Теперь на месте, где так и не появился теннисный корт, высится элитный жилой комплекс «Тихая Роща» - строители выложили за этот участок полноценные деньги, и к ним претензий правоохранители не имели.

А вот г-н Мугинов, который в порыве жадности или желая сэкономить на налогах, перевел эту землю на себя лично, да еще и получил на собственный счет деньги от продажи, встрял крепко. Дело расследовалось более года, полицейские антикоррупционного управления МВД по РБ собрали массу доказательств и исследований, но… все пошло прахом.

Судья Октябрьского райсуда Уфы Тимур Багаутдинов в одном заседании просто отменил постановление о возбуждении уголовного дела. И все правоохранительные наработки полетели к чертям, потому что, признав незаконной бумажку о начале расследования, судья свел на нет все, что последовало после запрета этого постановления. Был шанс, что против откровенного злоупотребления правом выступит прокуратура и опротестует в Верховном суде Башкирии незаконное решение районного суда, но, похоже, в этой игре все роли были расписаны заранее. В надзорном ведомстве как будто забыли, что существуют сроки обжалования, и решение вступило в законную силу. Огромную работу правоохранителей отправили коту под хвост, а Дамир Мугинов оказался честным гражданином, которого неправомерно преследовали в уголовном порядке. Надо отдать должное упорству полицейских - уголовное дело возбудили снова против пока неустановленных лиц уфимской мэрии и Росреестра, которые разбрасывались дорогой землей. И заново начали всю работу. Но уже понятно, что под суд пойдут стрелочники, а главный интересант, получивший 140 млн рублей, просто дав ход одной разрешительной бумажке, останется ни при чем.

Но тем не менее у Дамира Мугинова сегодня появились новые проблемы. Он наряду с объявленным в международный розыск Иосифом Рутманом владеет стерлитамакским нефтехимическим заводом, на который положил глаз кто-то из федеральных игроков. Несколько месяцев уходящего 2019 года в прессе появлялись разоблачения и обвинения собственников нефтехимического предприятия. Последним выступил депутат Госдумы и коммунист Александр Ющенко, заявив, что на заводе не соблюдаются экологические нормы. С такими соперниками бодаться будет не просто - здесь «кривые» решения районных судов не помогут. Так что судьба - честная штука, где-то помогла приобрести, а где-то - потерять.

Оправдание года

Зато счастливую развязку получило уголовное дело бывшего вице-мэра Уфы Александра Филиппова, которого обвиняли в нанесении ущерба городской казне в 1 млрд рублей. Суд оправдал экс-чиновника за отсутствием состава преступления, решив, что г-н Филиппов действовал в рамках своих полномочий. Напомним, высокопоставленного чиновника обвиняли в том, что он создавал преференции застройщикам, включая в списки предназначенного к сносу аварийного жилья дома, уже снесенные мэрией либо расселенные фондом содействия ЖКХ. И таким образом приближенные строители получали зачищенные площадки без обременений - в Уфе это дело назвали «аферой на миллиард».

В следственном комитете обвинили в злоупотреблении полномочиями как самого Филиппова, под руководством которого составлялись эти списки, так и начальника управления капитального строительства администрации Уфы Марата Гареева. Но второй чиновник пошел по этому делу в качестве «прицепа», чтобы наезд на Филиппова не был настолько очевидным. Ведь игра была больше политической - в 2016 году, когда возбуждалось это дело, Александр Филиппов считался фаворитом тогдашнего главы региона Рустэма Хамитова и предполагалось, что Александр Анатольевич распоряжается на уфимском строительном рынке в интересах первого лица Башкирии. Скорее всего, так и было, а у тех, кто имел зуб на руководителя республики, имелся отличный шанс добраться до Хамитова, «прищучив» Филиппова. Надо сказать, что поначалу г-н Хамитов пытался отвести от любимца угрозу. И даже забрал на работу в Белый дом тогдашнего начальника следственного комитета РФ по РБ Александра Касьянова, несколько лет волокитившего это дело. Тогда г-н Касьянов возглавил региональный совбез и работает на этой должности до сих пор.

Но позже Рустэм Закиевич отказался от г-на Филиппова, устав от связанных с ним скандалов. Александр Филиппов пытался разрулить ситуацию сам и даже дал взятку в 10 млн рублей заместителю прокурора РБ Олегу Горбунову, сегодня находящемуся под следствием. Дело действительно прекратили, но после вмешательства контрольного управления президента страны возбудили вновь и рьяно взялись за расследование.

Казалось бы, у г-на Филиппова нет шансов спастись от тюрьмы, так как обвинение выдвигалось очень серьезное и в особо крупном размере. Но в октябре 2018 года в Башкирии сменилась власть, Рустэм Хамитов канул в небытие и мутузить его ставленника стало неинтересно. Сначала Александра Филиппова оправдали по более мелкому делу - за неуплату налогов, а в декабре 2019-го сняли все обвинения с обоих фигурантов громкого хищения в 1 млрд рублей.

Кстати, похоже, что к этому решению приложили руки и новые власти республики: то ли нынешнему главе региона Радию Хабирову понадобилось продемонстрировать милость к падшим, то ли Александр Филиппов может пригодиться и новой команде.

В этой связи будет интересно, как станет развиваться дело бывшего зампрокурора РБ Олега Горбунова, пойманного на «филипповской» взятке в 10 млн рублей. Находясь под следствием и под непростым давлением правоохранителей, Александр Анатольевич давал показания против влиятельного экс-прокурорского работника. Но захочет ли он это делать теперь, из-под этого прессинга вырвавшись?

Деньги года

Еще один баловень судьбы, для которого в 2019 году уголовное преследование закончилось оправдательным приговором суда - не менее богатый и знаменитый застройщик и депутат уфимского горсовета Андрей Носков. Известный лоббист на строительном рынке столицы Башкирии, всегда получавший лучшие и почти задарма городские земли и единственный в Уфе владелец «Майбаха», в прошлом году чуть не лишился элитной машины. Многомиллионный автомобиль арестовали вместе со всем имуществом г-на Носкова во время следствия, под которое попал строитель. Одного из влиятельнейших уфимцев обвиняли в мошенничестве в особо крупном размере и преднамеренном банкротстве во время застройки квартала в Октябрьском районе Уфы. По данным следователей, застройщик сначала получил от города бесплатно участок на Комсомольской улице, где возвел четыре высотки, потом обанкротил фирму, имеющую право аренды, а построенное жилье продал, нанеся городской казне ущерб в 117 млн рублей. Сам Андрей Викторович уверял, что стал жертвой недоброжелателей, завистников и конкурентов, которым мешал на строительном рынке. Тем не менее уфимская администрация подала гражданский иск о возмещении ущерба, а суд арестовал 50 объектов недвижимого имущества, принадлежащего Андрею Викторовичу - дома, квартиры и земельные участки, а также обширный автопарк. Но, как это часто теперь бывает, следователи крайне редко выходят победителями в противостоянии с небедными подозреваемыми и обвиняемыми. Например, когда суд вынес постановление об аресте и объявил г-на Носкова в международный розыск, так как обвиняемый уже находился в своем поместье в Черногории, Андрей Викторович, приехав в Уфу, не провел и суток в СИЗО. Верховный суд РБ освободил Андрея Носкова из-под стражи, сославшись на внесенные поправки в УК РФ о запрете ареста предпринимателей на первом этапе следствия. То есть уже в самом начале расследования - при аресте и предъявления обвинения - адвокаты г-на Носкова смогли отбить атаку правоохранителей. Неудивительно, что и судебное разбирательство, которое состоялось в 2019 году, закончилось фарсом. Несмотря на то, что обвинение требовало приговорить г-на Носкова к девяти годам лишения свободы в колонии общего режима с выплатой штрафа в размере 1 миллиона рублей, суд решил, что в действиях Андрея Носкова отсутствовал состав преступления. Одновременно Фемида отказала администрации Уфы в удовлетворении гражданского иска о возмещении бизнесменом 117 миллионов рублей ущерба. Хотя, как утверждают эксперты, фиктивное банкротство компании - не фикция, как и нанесенный казне ущерб.

Оправдательный приговор устоял в Верховном суде Башкирии и вступил в законную силу. Мэрия Уфы потеряла свои деньги, а застройщик получил свободу.

Единственное, что может утешить обывателя, отлично понимающего, что такие избирательные судебные решения принимаются только для богатых и знаменитых, что для г-на Носкова нахождение под следствием в течение нескольких лет - тоже непростое испытание. А учитывая, что до того, как попасть под правоохранительный каток, Андрей Викторович чувствовал себя не просто хозяином в этом городе, а вершителем судеб в старинных кварталах, такая следственная «профилактика» может пойти ему на пользу.

Напомним, застройщик легко лишил Уфу многочисленных памятников архитектурного наследия, невзирая на выступления архзащитников, чиновников минкульта и республиканского управления охраны государственных памятников. Скандалы по разрушению памятников архитектуры XIX века, таких, как полностью стертый с лица земли дом купца Кочкина, никак не смущали авторитарного и уверенного в себе и в своих тылах застройщика. Правозащитники висли на ковшах работающих экскаваторов, минкульт выписывал многочисленные предписания, но застройщик даже носом не вел, как будто этих событий просто не было.

Несмотря на опасность и противоправность своих действий, г-н Носков не получил ни одного полицейского протокола, так, казалось бы, была надежна его «крыша». Поэтому, став обычным подследственным, мужчина мог ощутить на себе хоть какой-прессинг, который, может быть, теперь заставит его контролировать свои аппетиты и вести себя в соответствии с законом. Несмотря на то, что Андрей Викторович был фигурантом уголовного дела, статуса депутата уфимского горсовета он не потерял, благополучно переизбравшись на новый срок, даже несмотря на нанесенный имущественный ущерб муниципалитету, законодателем которого он является. Можно предположить, что влиятельный строительный лоббист тоже понадобился новой уфимской власти.

Индульгенция года

Еще одна счастливая история отпущения всех грехов, которая до сих пор удивляет общественность, случилась с врачами, осужденными за смерть человека на операционном столе. Напомним, в 2018 году Октябрьский суд Уфы признал виновными, но амнистировал трех хирургов уфимской 21-й больницы, обвинявшихся в причинении смерти по неосторожности. По версии следствия, все три врача допустили грубую профессиональную халатность, в результате которой умер человек. Хирург Ефим Сендерович, который делал операцию резекции желудка кровельщику Альберту Нуриеву, во время хирургического вмешательства наделал ошибок, приведших к смертельным осложнениям - у пациента развился панкреонекроз. Палатный врач Владимир Верзаков, наблюдавший больного, не сделал необходимых анализов и тестов, которые могли бы на ранней стадии установить проблему. А заведующий хирургическим отделением Тимур Зиганшин не только никак не контролировал своих медиков, но и раньше срока выписал кровельщика домой, так как его палата понадобилась кому-то другому. При этом пациент невыносимо страдал, испытывая неимоверные боли в животе. Альберт Нуриев жаловался всем трем врачам на муки, которые он испытывает, но все они решили, что мужчина страдает от... остеохондроза. А в это время в его организме шли необратимые смертельные процессы отмирания поджелудочной железы. Через несколько часов после выписки больного вновь привезла скорая, но уже без сознания. Ему сделали еще семь операций, но время было упущено, и несчастный пациент ушел в мир иной. Эксперты посчитали, что мужчину можно было спасти, если бы не профессиональное равнодушие следивших за ним врачей. Следствие шло несколько лет, на сыщиков давило башкирское медицинское лобби. И в итоге расследование передали в Нижний Новгород, где следователи главного следственного управления сумели-таки довести дело до суда. Каково же было удивление общественности, когда районный суд вынес решение об амнистии, освободив всех трех виновных врачей от какого-либо наказания. Не менее любопытно, что суд не смог бы простить врачей-убийц, если бы на их сторону не встали в башкирской прокуратуре. Вопреки закону, обязывающему надзорное ведомство защищать интересы потерпевших, обвинители решили, что защита требуется осужденным. Удовлетворение страданий родственников пациента, фактически зарезанного на операционном столе, остались в небрежении, а те, кто был повинен в смерти их мужа и отца, получили индульгенцию на дальнейшую счастливую жизнь. В 2019 году состоялся еще один суд, но уже гражданский - Фемида взыскала с виновных хирургов моральный вред, который понесли близкие убитого пациента - около 1 млн рублей солидарно со всех виновников. Но если вы думаете, что горе-хирурги оказались наказаны хоть рублем, то ошибаетесь. Все выплаты потерпевшим взяла на себя 21-я больница, где трудились врачи-непрофессионалы. То есть за гибель больного расплатились все башкирские налогоплательщики, так как средства были перечислены из бюджета республики. А дальнейшие события показали, что врачебное лобби умеет хорошо защищать своих. Несмотря на осуждение за халатность, то есть за неудовлетворительное исполнение своих профессиональных обязанностей, все хирурги как ни в чем не бывало продолжают оперировать больных, не подозревающих, какому риску подвергаются. В следственном комитете России, обалдев от такой наглости, направили в минздрав РБ представление с требованием найти осужденным хирургам работу, не связанную с оперативным вмешательством в жизнь пациентов. Однако последствия этого грозного документа оказались и вовсе анекдотичными. Вместо того, чтобы лишиться должностей, врачи только улучшили свое положение. Ефим Сендерович внезапно сделал высокий карьерный кульбит, оказавшись на посту заведующего хирургическим отделением уфимской железнодорожной больницы, а Тимур Зиганшин по-прежнему руководит коллективом хирургов в 21-й клинике. И лишь Владимир Верзаков, не уследивший за здоровьем больного, похоже, единственный из этой троицы, которого замучила совесть. Он уволился из больницы и теперь тихо работает врачом УЗИ в одном из уфимских медучреждений.

Пособник года

Странный и поспешный вердикт вынесли присяжные заседатели в Советском суде Уфы в канун нового года. Они назвали виновными экс-руководителя управления специальных технических мероприятий при МВД по РБ полковника Эдуарда Юлдашева и его подсобного рабочего Тимура Каримова в подстрекательстве и пособничестве покушения на убийство предпринимателя Павла Кабанова. Мужчин взяли под стражу прямо в зале суда - до этого они находились под домашним арестом.

При этом в официальном релизе следствия утверждается, что реальный заказчик преступления так и не был установлен и разыскивается до сих пор - уголовное дело в отношении этого неустановленного лица выделили в отдельное производство. Интересно, что ни Тимур Каримов, ни Эдуард Юлдашев никогда не были знакомы с Павлом Кабановым, не имели общих дел или каких-либо связей и даже не слышали об этом человеке.

Но на этих двоих «подстрекателей» показал непосредственный исполнитель преступления - Тимур Узбеков, в октябре 2017 года подстерегший бизнесмена на парковке в доме на улице Мингажева в Уфе. Киллер оказался настолько непрофессиональным, что, выстрелив в голову мужчины четыре раза, не убил жертву, а только тяжело ранил. При этом убийца попал на все камеры видеонаблюдения в округе, ездил на лизинговой машине с навигацией, а в момент злодеяния не отключал сотовый. Как только парня задержали, он сразу пошел на сделку со следствием, подробно рассказав, что убийство оплачивал Эдуард Юлдашев через своего подсобного рабочего Каримова. Каких-то других доказательств причастности этих людей к тяжкому преступлению следствие не нашло, да и не особо искало. В деле нет пистолета, из которого стреляли в предпринимателя, нет сотового телефона, где велась переписка с заказчиком, не установлено время и место передачи денег и, самое главное, неизвестен мотив, по которому г-н Юлдашев решил уничтожить бизнесмена, занимавшегося перепродажей металла и электроприборов. Поэтому и под суд Юлдашев и его наемный рабочий пошли не как организаторы и заказчики преступления, а как пособники и подстрекатели. Тем не менее, несмотря на то, что, согласно Уголовному законодательству, любые сомнения трактуются в пользу обвиняемых, присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт. В ближайшее время Советский суд Уфы огласит приговор - очевидно, что оба осужденных отправятся на нары на долгие сроки. В отличие от возможно оговорившего их Тимура Узбекова, который пошел на сделку со следствием и получил за покушение на заказное убийство всего семь лет.

Присяжные года

Предполагалось, что введение суда присяжных в России сделает уголовные процессы более справедливыми и прозрачными. Коллегия заседателей, набранная «из народа», выслушав защиту и обвинение, определяет виновен или не виновен подсудимый, а наказание выносит судья. Но на деле получается, что неподготовленные и не имеющие юридического опыта присяжные выносят вердикты, на которых настаивает обвинение.

Так, в этом году в городском суде Стерлитамака присяжные отправили за решетку на 13 лет 20-летнего Ильнара Рахимкулова, признав его виновным в убийстве, которого он не совершал. На самом деле смертельный удар ножом нанес другой человек и его признания имелись у следствия. Но Ильнара задержали раньше, а бедный студент, к короткому применяли силовые методы допроса, а экспертиза нанесенных ему побоев была в деле, признался тоже. Вот следствие и «назначило» его виновным, не желая останавливать уже покатившуюся следственную машину. Тем не менее Верховный суд РБ из-за грубых процессуальных нарушений отменил этот несправедливый приговор и отправил дело на новое рассмотрение с новым составом присяжных. И что вы думаете? Новые заседатели, обладавшие теми же следственными данными, в декабре 2019 года оправдали мальчишку. И получается, что пока суд присяжных заседателей - какой-то странный инструмент, не способный создавать безупречную судебную систему. А счастливая история, случившаяся с Ильнаром Рахимкуловым под рождество 2019 года, - скорее, исключение из правил. Очевидно точно одно: в Башкирии не на высоте как представители следственного управления, так и судебной власти.

Назначение года

Все провалы следствия могут быть связаны с тем, что башкирское следственное управление долго было обезглавленным. После ухода в 2015 году в региональное правительство основателя регионального СУ Алексея Касьянова, здесь с калейдоскопической частотой менялось начальство. Новый глава СУ СК по РБ пришел только через год - летом 2016-го следственный комитет возглавил Григорий Житенев, который, как будто наученный опытом предшественника, и не думал учитывать интересы башкирской элиты. Напротив, благодаря г-ну Житеневу в Башкирии начали вновь возбуждаться громкие дела против представителей местной власти, положенные под сукно г-ном Касьяновым. Жесткость сыграла положительную роль в карьере Григория Житенева - в Уфе он махал шашкой всего восемь месяцев и летом 2017-го получил повышение в Москве. А его ставленник Юрий Русанов, которого г-н Житенев перевез из Кирова и рассчитывал оставить вместо себя в Башкирии, в марте прошлого года влетел по глупому поводу. До Александра Бастрыкина достучались родители младенца, умершего в роддоме Нефтекамска и пожаловались, что уголовное дело прекратили по надуманному поводу. Г-н Бастрыкин во всеуслышание заявил, что нынешний глава башкирского СК не будет работать, и г-н Русанов действительно оставил свой пост летом 2018-го.

Долгое время руководителя здесь не было, а приехавший из Подмосковья только в январе 2019 года Валерий Липский находился в Уфе в статусе исполняющего обязанности СУ СК РФ по РБ - теперь он получил статус заместителя руководителя башкирского следственного комитета. И лишь в сентябре прошлого года здесь появился начальник, явно пришедший в Башкирию всерьез и надолго. Им стал 45-летний Денис Чернятьев, последние пять с половиной лет возглавлявший следственное управление по Челябинской области. Г-н Чернятьев - из бывших прокуроров и трудится в следственном комитете со дня основания в 2007 году: был первым замом руководителя в Тюменской области, в 2011-м получил пост начальника СУ СК по Курганской области, а с 2013-го возглавил следственное управление Южного Урала. В Челябинске Дениса Николаевича характеризуют как последовательного, решительного и целеустремленного человека. Каким будет новый руководитель следственного комитета Башкирии: способным на переговоры с местным истеблишментом или, напротив, - бескомпромиссным, покажет время. По крайней мере, эксперты уверены, что провальных дел в следственном комитете больше не будет.