Башкирский эксперт: «Ценностью в современном мире стал не человек, а технологии»

Информационные потоки очень востребованы в милитаристской сфере

Записные аналитики видят в пандемии коронавируса руку мировой закулисы, которая намерена с помощью вакцины чипировать людей. Башкирский исследователь глобальных проблем Дмитрий Грачев рассказал, насколько реально взять под колпак все население земли и есть ли вообще в этом смысл.

Информационные потоки очень востребованы в милитаристской сфере
архив МК

В качестве примера приводят исследования известного американского программиста Билла Гейтса, который отошел от компьютерных дел, открыл благотворительный фонд и сегодня занимается разработкой актиковидной прививки.

Как полагают любители конспирологических версий, на самом деле Билл Гейтс и разрабатывает те самые чипы, которые будут внедрять в людей под видом вакцины против коронавирусной инфекции.

- Чипирование – это в принципе элемент цифрового пространства, - объясняет г-н Грачев. - И сейчас мы в какой-то степени доживаем период, когда мир живет во власти капитала, и переходим в период, когда мир входит в пространство информации и информационного поля. Соответственно, основная задача – это сбор информации, определенная унификация, определенное базирование этого дела, анализ и оценка. Фактически на сегодняшний день человечество имеет перед собой три задачи, по крайней мере, глобалисты их определяют. Первая – это непосредственно бессмертие, но бессмертие не физическое, а информационное. То есть, грубо говоря, когда человек проживает какой-то свой период времени, и от него остаются определенные информационные потоки. Есть попытки зафиксировать эти потоки и сохранить то, что он за жизнь наработал, чтобы это не ушло вместе с ним после смерти. Следующее направление – это, конечно же, будущее компьютеров, то есть информационное пространство. И третье – это нанотехнологии. Когда мы говорим непосредственно о чипировании, оно ведь чисто технологически с точки зрения науки имеет совершенно другой смысл. Чип выступает предметом или инструментом сбора информации. Сейчас действительно идут такие эксперименты. Когда человек рождается, в него этот чип вставляется, он собирает информацию, а когда человек умирает, этот чип из тела вынимается, и информация переносится на компьютер. Человека нет, а информация о нем остается. На самом деле помимо чипирования, еще есть и тема датчиков. Те разработки, которые сейчас есть в нейрохиругии, они предполагают сбор информации с процессов интеллектуального развития. Но помимо всего прочего есть ведь еще и духовное развитие, которое сейчас активно анализируется на Западе. Есть такая разработка – так называемый датчик, который называется «ловец душ», как бы ни странно, слишком фантастически это ни звучало. Попытки такие есть на сегодняшний день - снять информацию с душевного развития, с какого-то определенного потока. Если мы собираем информацию, она имеет какое-то чисто прикладное значение. Информационные потоки очень востребованы в милитаристской сфере. ВМС и ВМФ США активно эти вещи используют в своих технологиях. Например, истребители пятого поколения очень много взяли из нейрохирургии, а эту информацию собирали через датчики.

- Реально ли в современных технологиях «пометить» каждого человека и наблюдать за ними со спутника?

- Мир, который нас ожидает, это будет фактически не мир законов, а мир регламентов. И хотим мы того или не хотим, эта регламентация все равно будет предполагать определенное чипирование. Мы же уже сейчас проживаем в этом состоянии: сотовые телефоны, всякие другие гаджеты, технологии - они уже в нашей жизни. По ним уже можно отслеживать многое: какие запросы мы делаем, какие сайты посещаем, куда ездим и где часто бываем. Другой вопрос, что эти вещи должны быть четко регламентированы, прописаны какие-то системы сдержек, противовесов и гарантий. Когда есть нормальные интеграционные процессы, когда есть внятное и четкое понимание того, что происходит, это не плохо, это же идет на благо развития человека.

- Писатели-фантасты уверяли, что искусственный интеллект опасен для человека…

- Ресурс естественной эволюции у человека, к сожалению, изживает себя. Мы использовали практически все, что было в нас заложено. И уже за счет внутренних ресурсов мы мало можем жить, нам нужен какой-то искусственный процесс эволюции, какие-то дополнительные силы. Здесь возникает момент такой: внедрение человеческих возможностей, их применение. Если берем западные концепты, у них есть понимание и видение, как использовать человеческие ресурсы в развитии искусственного интеллекта. Наши подходы, по крайней мере, то, что я вижу и наблюдаю, совершенно противоположны. То есть платформой для развития должен быть не искусственный интеллект и куда пойдут человеческие ресурсы, а наоборот: человек – это платформа. И мы должны стараться за счет каких-то научных, политических, других решений использовать ресурсы, которые есть: искусственный интеллект, нанотехнологии именно во благо человека. То есть не человек во благо развития искусственного интеллекта, а все, что есть, - для человека. К сожалению, есть такой подход, когда многие технологи западного формата активно используют человека как инструмент для развития, для формирования технологий. И фактически получается, что единственная ценность, которая на сегодняшний день в современном мире возникает, это не человек, а технологии. Если ты обладаешь технологиями, тебе неважно, человек ты или не человек, ты правишь миром.

- А насколько опасен интеллект, лишенный сознания?

- Вообще на самом деле основной акцент, который есть, – это такая неосовременная философия с элементами французского оттенка, может быть, немцы тоже в этом активно участвуют. Попытка вычленения, то есть человек воспринимается как материя, и фактически интеллект – это инструмент, который можно внедрить в человека, в какое-то другое образование, наносреду и так далее. То есть человек становится не главой всего развития, ради чего все это происходит, а становится инструментом. Это реальность. И действительно такие подходы существуют, и к этому все идет.

- Мы становимся свидетелями новой общественной формации?

- Сегодня человечество пребывает в таком интересном переходном периоде. С одной стороны, мы вроде бы переходим от эпохи хозяйствования к эпохе цифры. Уходит период определенного господства и приходит определенное равенство субъектов в цифровом пространстве. Второй момент – это падение цивилизаций. Те локальные цивилизации, которые были, потихоньку теряют какое-то свое значение и свою важность. Мы видим, что сейчас свое влияние приобретает больше пространство: евразийское, европейское, атлантическое. И какие-то мировоззренческие вещи абсолютно меняются целиком и полностью, плюс к этому меняется система глобалистики. Изначально говорили, что глобалистика – это интеграция и унификация, но сегодня мы видим, что глобалистика разделилась на три направления. Первая глобалистика – это атлантическая, где чистой воды унификация, и Америка с Англией проводят свою политику жестко и однозначно. Есть кооперационная глобалистика, которую проводит Европейский союз во главе с Германией, Францией, и, соответственно, разделение труда, кооперация очевидно наблюдается. И третья глобалистика, которую мы имеем, – это такая евразийская глобалистика, которая предполагает в себе развитие интеграционных процессов – это ШОС и БРИКС.

- Получается, не страны теперь правят миром, а пространства?

- Государства как таковые имеются в наличии, но все равно, если вы обратите внимание, значение и роль государства потихоньку ослабевают на международной арене, и все-таки у людей больше представления о пространственном развитии. Опять же если взять классический пример – это Китай, Шелковый путь, ведь они на самом деле не просто восстанавливают Шелковый путь, они выстраивают свое пространство, которое переходит через границы, через какие-то законодательные акты. Эту свою ветку, свою идеологию они удачно проводят и овладевают всем миром медленно, потихоньку, но верно.