Знаменитый «мулдашевский» центр в Башкирии превращается в периферийную больницу?

Из центра ушли или были уволены 25 профессиональных докторов

Верховный суд Башкирии отказал в удовлетворении иска о защите чести и достоинства директору Всероссийского центра глазной и пластической хирургии Радику Кадырову. Г-н Кадыров настаивал, что наше издание и знаменитый на весь мир профессор Эрнст Мулдашев опорочили его репутацию, принеся невыносимые моральные страдания, которые он оценил в 2,5 млн рублей.

Из центра ушли или были уволены 25 профессиональных докторов

Врачебные ошибки

 

Однако и Ленинский районный суд Уфы, а затем и Верховная Фемида Башкирии отказали г-ну Кадырову в его притязаниях, подтвердив, что все написанное журналистами - правда.

В публикации, которая так не понравилась руководителю созданного Эрнстом Мулдашевым центра, речь шла о том, что как только Радик Кадыров возглавил всемирно известное медицинское учреждение, здесь начались странные дела. Первое, что сделал назначенный директор, он удалил от какого-либо влияния основателя центра - доктора Мулдашева, запретив ему официальным циркуляром «вмешиваться в кадровую, финансовую, административно-управленческую и хозяйственную деятельность». А потом и нейтрализовал всю его команду. За минувшие два года из центра ушли или были уволены 25 профессиональных докторов, многие из которых имеют мировые имена.

Ирония в том, что Радика Кадырова можно причислить к когорте учеников светила мировой офтальмологии, несмотря на то, что сам он теперь Эрнста Мулдашева наставником не считает. Однако в свое время именитый профессор рекомендовал его на пост руководителя клиники. И надо же так тому случиться, что известный библейский сюжет воплотился в Уфе. Похоже, ученик не только предал своего учителя, но и, вполне вероятно, пошел на это из-за пресловутых 30 сребреников.

Эрнст Мулдашев - изобретатель уникальной регенеративной медицинской методики - восстановления поврежденных тканей с помощью аллопланта. Вот из-за этого изобретения, возможно, и началось преследование знаменитого доктора.

Эрнст Мулдашев, как любой талантливый человек - не от мира сего. В свое время он оформил патент на свое ноу-хау не на себя, а на созданный им центр. Уникальную методику хотели бы заполучить все ведущие клиники мира, а в Америке, по словам Эрнста Рифгатовича, готовы были купить ее за 220 млн долларов. И как-то так вышло, что дочь Радика Кадырова - гражданка США, которая вполне может провести все необходимые переговоры с местными больницами, жаждущими аллоплант. Не менее удивительно, что в помощниках гендиректора ходит некий Айдар Ахунов, который является фигурантом сразу трех уголовных дел за вымогательство.

Интересно, что, когда г-н Кадыров отправился в суд, чтобы отстоять свою, как ему казалось, поруганную репутацию, он требовал признать несоответствующей действительности информацию, что его дочь живет в Соединенных Штатах. На что надеялся Радик Завилович, опровергая этот факт: что дочь отречется от него или порвет свой американский паспорт?

Зато сведения о том, что директор центра устроил на работу свою жену, которая получает зарплату больше, чем остальные сотрудники, и еще четырех своих родственников, которых также не обидел жалованьем, г-н Кадыров почему-то не оспаривал. Наверное, потому, что понимал, что здесь его журналисты поймали за руку.

Но особенные нравственные страдания директору центра принес рассказ о том, что он живет в огромном особняке с охраной в элитном коттеджном поселке, а Эрнст Мулдашев - в обычной двухкомнатной квартире. Это так уязвило г-на Кадырова, что он надеялся доказать в суде, что квартира Эрнста Рифгатовича - не «обычная», а составляет, по данным г-на Кадырова, 102 квадратных метра. Что здесь так возмутило Радика Завиловича, осталось непонятным даже судьям. Может то, что жилище прославленного доктора составляет меньше трети от его загородного дома? Или что профессор, основавший клинику, вылечивший десятки тысяч человек и давший миру уникальные технологии лечения, в принципе не может иметь квартиру, а должен жить на работе?

Впрочем, по уровню претензий можно прийти к мнению, что доктору Мулдашеву пришлось столкнуться с мракобесием в чистом виде, когда ревность, зависть и злость затмевают все человеческое.

 

Умыли руки

 

Однако, несмотря на то, что представители и районной, и верховной Фемиды отбрили директора клиники, пожелавшего наказать светоча медицины через суд, эта тяжба, похоже, ничему не научила г-на Кадырова.

- В клинике по-прежнему продолжается преследование людей, которые работают в моей команде, - сетует Эрнст Мулдашев. - Наветы, кляузы, наушничество - вот, что сегодня процветает в центре, ранее известном на весь мир. Уникальность центра находится под угрозой - в профессиональном плане мировая клиника превращается в обычную периферийную больничку.

Чему, впрочем, можно найти объяснения, если задаться вопросом: как стараниями гендиректора здесь закрылись восемь новаторских перспективных отделений, таких как регенеративная терапия и омоложение, ортопедия, регенеративная стоматология, психофизиологическая коррекции зрения, визометрия и другие? И только потому, что все они работали по мулдашевским методикам?

Правда, все пациенты до сих пор называют клинику «мулдашевской» и рвутся сюда со всего мира.

- К сожалению, у нас в Казахстане докторов такого уровня, как Эрнст Мулдашев, нет, - объясняет Гульнара Байбекова, которая вместе с мужем, несмотря на закрытые из-за коронавируса границы, смогла прорваться на перекладных в Уфу из Алматы, преодолев 2,5 тысячи километров. - Оперироваться у профессора Мулдашева для меня - последний шанс. Сегодня время работает против меня.

Гульнаре поставили диагноз «острый неврит зрительного нерва». Хирургически восстанавливать это поражение во всем мире научился только Эрнст Рифгатович, разработав собственную методику субсклерального шунтирования. Это высочайшее достижение микрохирургии, когда придуманный профессором насос отсасывает отек, который сдавливает зрительный нерв. И эта технология спасла зрение многим людям.

- Но это очень тонкая, очень сложная операция, которая делается фактически с помощью чувств на кончиках пальцев, - рассказывает профессор. - И делать ее следует на одном дыхании в стерильнейших условиях, так как головной мозг очень близок к оперируемому месту - одно неверное движение может убить. Кроме того, и промедление здесь смерти подобно, потому что отек может уничтожить нерв за несколько дней.

Но так случилось, что в марте этого года главный операционный блок, где 20 лет без единого гнойного осложнения оперировал Эрнст Мулдашев, закрыл Роспотребнадзор, выписав руководству клиники предписание устранить все выявленные недостатки. На дворе уже конец октября, а выполнять предписание, похоже, никто не торопится. И можно догадаться почему: ведь в главном операционном блоке делались все знаменитые сложные мулдашевские операции, которые невозможно, да и просто опасно проводить в другой операционной, находящейся рядом с гнойным ЛОР-отделением и не имеющей нужной стерильности.

И теперь, зная характер директора клиники, можно предположить, что закрытие операционной совпало с его интересами «изолировать» ненавистного профессора.

Только если это действительно акт мести, то в таком случае директору было бы нелишним задуматься, что неисполнение предписаний надзирающего органа влечет административную ответственность, а если из-за бездействия руководителя умрет человек, то и уголовную. И как может быть воспринята ситуация, когда многим больным закрывается доступ к единственно возможному лечению и по сути последнему шансу выздороветь, за которым они едут в знаменитый глазной центр в Уфе? Профессор Мулдашев делает около тысячи операций в год, значит, столько людей может потерять возможность обрести зрение.

- Пациентку, приехавшую из Казахстана, мне пришлось прооперировать в этой неприспособленной для сложных вмешательств операционной, потому что эта операция была ургентной - то есть срочной, - рассказывает доктор Мулдашев. - Любое промедление отнимало у нее шанс восстановить глаза. Но чего мне стоило оперировать в нестерильных и неприспособленном для таких операций условиях! И самое главное, я очень боялся за жизнь пациентки, потому что любое инфекционное осложнение для нее стало бы смертельным.

С Гульнарой из Казахстана несчастья не случилось. Сегодня она восстанавливается после сложнейшей операции и уже начинает видеть очертания предметов. Она не останется слепым инвалидом, которым могла стать, если бы мужественно не преодолела все преграды и не оказалась в руках Эрнста Мулдашева.

А ведь профессор Мулдашев и его золотые руки хирурга - достояние республики, которое нужно хранить и оберегать. Однако все в точности до наоборот. Как можно спокойно смотреть на то, что основателя знаменитого на весь мир медучреждения лишили операционной, медсестер, кабинета, связи, а теперь еще и отобрали… машину?

- С работы меня вечером иногда кто-нибудь подбрасывает, - рассказывает Эрнст Рифгатович. - На работу езжу на такси или подвозит жена.

Но, похоже, это не единственное издевательство, которому подвергается человек, чьему дарованию поклоняется весь мир.

На минувшей неделе доктор Мулдашев прооперировал 12 человек в Ишибайской районной больнице совершенно бесплатно. Хирург принял участие в благотворительной акции, посвященной Дню города. Во время операций доктор использовал изобретенный им аллоплант. И теперь 113 тысяч рублей, стоимость этого расходного материала, по разумению директора центра Радика Кадырова, может выплатить старшая медсестра, которая его получала для того, чтобы ишимбайцы обрели зрение.

- Я уже написал письмо директору, что возьму эти расходы на себя, - говорит Эрнст Рифгатович. - К сожалению, в руководящем кресле центра, по моему мнению, оказался непробиваемый бюрократ. Но если бы все решала бюрократия, науки бы не было.

Похоже, г-н Кадыров в суете бюрократических дней забыл, что здание центра строила республика, вложив внушительные средства, а его управленческая работа и нынешнее директорское кресло вряд ли бы стали реальностью без успехов, талантов и пробивных способностей Эрнста Мулдашева.