Томи Ламса: «Надеюсь заговорить с командой по-русски»

Главный тренер «Салавата Юлаева» рассказал, как будет работать с уфимцами

В середине июля из отпуска вышли хоккеисты и тренеры "Салавата Юлаева". В межсезонье из хоккейного клуба, по обыкновению, доносились новости о расставаниях с отдельными игроками и подписаниях новых, но больше всего шума, безусловно, возникло вокруг известия о рокировке на тренерском мостике. Вместо коренного уфимца Николая Цулыгина у руля команды встал иностранный специалист, который три года в Уфе оставался в тени Эркки Вестерлунда и Цулыгина. 

Главный тренер «Салавата Юлаева» рассказал, как будет работать с уфимцами
ХК СЮ

«Мы не доиграли - вот это стало большим сюрпризом»

- Как прошёл ваш отпуск?

- Очень хорошо (здесь и далее курсивом выделены ответы, данные на русском языке). Я провёл время со своей семьей в Финляндии, но это сложно назвать отпуском. Это уже была работа, подготовка к сезону.

- Какова обстановка на вашей родине? Удалось погулять или в связи с пандемией пришлось сидеть дома?

- В данный момент ситуация нормализовалась, но весной было напряжённо - были большие ограничения, многие общественные места были закрыты, не работали школы, рестораны - ничего. Мы могли ходить только в магазины и очень ограниченно. Сейчас постепенно всё приходит в норму, недавно Финляндия открыла рейсы в Испанию, Италию, некоторые другие страны для отпускников. Думаю, вскоре могут вновь сделать более строгий режим, если из отпусков вернется много заболевших.

- Из-за пандемии, возможно, и старт сезона в КХЛ наступит позже обычного. Есть ли у вас запасной план, чтобы поддерживать команду в тонусе на протяжении неопределённого срока?

- Да, конечно. Прежде всего, у нас есть информация, что все идет нормально, и мы строим подготовку согласно основному плану. Но, если что-то пойдет не так, возникнет задержка, у нас конечно есть план Б, и мы используем этот дополнительный месяц для тренировок. Мы должны позаботиться, чтобы ребята оставались здоровыми - это приоритет для нас. Но сейчас, согласно имеющейся у нас информации, мы идем по плану А и нам предстоят предсезонные матчи. Все сфокусировано на том, что мы начнем играть в начале сентября.

- Закрытые пока рейсы между Россией и Финляндией, возможно, не позволят команде провести сбор в Лахти, который вы планировали. Насколько это осложнит подготовку к сезону?

- Конечно, мы по-прежнему надеемся, что Финляндия откроет границы, и мы сможем поехать туда, но, если не сможем, мы постараемся создать обстановку тренировочного лагеря здесь, в Уфе. Это будет не оптимальная ситуация, но что поделаешь? У нас есть план для финского сбора, и есть план для уфимского. Это будет не оптимальный сбор, но мы должны следовать правилам. Но я не вижу в этом большой проблемы: вопрос больше касается отношения к потенциальной необходимости остаться здесь. Весь сезон нам приходится ездить по всей России, и лучше иногда бывает остаться на месте, получше потренироваться, сосредоточиться на предстоящем сезоне.

- Стали ли для вас неожиданностью перестановки в тренерском штабе?

- Я здесь уже три года и ещё прошлой зимой говорил, что заинтересован поработать главным тренером. Думаю, сейчас трудно сказать, стало ли это сюрпризом. Это была необычная ситуация в целом. Все наши усилия и мысли были сфокусированы на плей-офф, и всё из-за ковида резко прекратилось. Мы не доиграли, вот это стало большим сюрпризом: всё, сезон окончен, никакого Кубка Гагарина, вообще ничего. Всё произошло так быстро!

После этого мы пообщались с руководством "Салавата Юлаева", у нас состоялся хороший разговор. Я ощущал себя готовым идти дальше, и это была бы большая честь и это моя собственная цель – стать главным тренером клуба КХЛ. Я вылетел домой, и, будучи дома, мы продолжили разговор. Не могу сказать, что это была неожиданность. Я очень рад: это большая честь для меня и реализация моей цели.

«Финская лига - очень хорошая подготовка к работе в КХЛ»

- В России болельщики вас знают как помощника в тренерском штабе. Расскажите о своём опыте самостоятельной работы.

- Я начал работать главным тренером почти двадцать лет назад. Сначала – с юниорами, возглавлял сборную Финляндии до 16 лет, оставаясь помощником главного тренера в "Йокерите". Думаю, я довольно молод - мне 40 лет, при этом уже 20 лет на тренерской работе. "Йокерит" в Финляндии, я полагаю, самая популярная команда, находится под самым пристальным вниманием СМИ, и я очень многому тогда научился в плане работы главным тренером. "Пеликанз"? Это было не самое легкое место работы – клуб из моего родного города. Это был один сезон, тоже неплохой. Самое ценное – это то, что финская лига - топовая, одна из лучших лиг в мире, я работал с хорошими игроками и тренерами, и, думаю, это была очень хорошая подготовка к работе в КХЛ.

Поэтому, когда я приехал сюда, в первые три года я изучал культуру страны, как люди здесь воспринимают хоккей, как тренируются. Что-то я взял из Финляндии, что-то из России, и когда я складываю этот опыт вместе, то вот откуда получается ответ, почему я чувствую себя готовым работать главным тренером в "Салавате Юлаеве".

- Насколько за эти три года адаптировались к российским реалиям?

- Я думаю, и это применимо не только к моей жизни в России, что надо жить с открытыми глазами и ушами, пользоваться любыми возможностями узнавать что-то новое. Я считаю, что сейчас уже знаю что-то о российской культуре, российском хоккее, и считаю очень важным добавить в это свою собственную философию хоккея.

Я не хочу выступать в роли российского тренера, я хочу привнести свою личность, свое знание и понимание хоккея в "Салават Юлаев". Хочу приносить пользу команде, хоккеистам, но по-прежнему, спустя три года, я знаю, что очень важно уважать страну, принятые здесь нормы, и я хочу совместить свои идеи с российской хоккейной культурой: это будет некий симбиоз европейского стиля руководства и российского хоккейного стиля, тренировочного процесса. Как я уже сказал, я очень хочу внести свои идеи с уважением к российской практике и традициям игроков и тренеров. Я полагаю, это в сумме должно быть нечто большее, чем просто финский хоккей или просто российский хоккей – сложив их вместе, мы должны получить что-то большее.

- Довольны ли тем штабом, с которым будете работать?

- С самого начала у нас был хороший разговор с руководством клуба. Я полагаю, у нас очень хороший тренерский штаб, очень хорошая коммуникация между его членами. Разнохарактерные личности, у каждого своя зона ответственности. Каждый высказал свои мысли о том, что делать, и это, скорее, сотрудничество, но не авторитарная модель, когда главный тренер раздает указания, кому что исполнять. Я действительно ожидаю, что все тренеры будут активно выкладывать свои идеи на стол, и мы будем их обсуждать. Конечно, последнее слово остается за главным тренером и это важно, но, если мы хотим создать что-то новое, если мы хотим выйти на следующий уровень, то это не должно быть шоу одного человека, это должно быть сотрудничество всех членов команды. У всех нас есть свои сильные стороны, и я жду, что каждый внесет свои в работу тренерского штаба, и мы сможем передать все свои знания команде, чтобы помочь ей стать успешнее.

«Мы собираемся играть в быстрый хоккей»

- В вашей тренерской команде хватает амбициозных личностей. Не опасаетесь внутренних конфликтов и нездоровой конкуренции?

- Даже не думал о какой-либо конкуренции внутри команды. Я хочу видеть тренеров с желанием, и это единственный путь к достижению нового уровня. У всех тренеров должно быть желание, и то же самое я хочу видеть у хоккеистов. Я не хочу видеть выражения лиц типа "мы все знаем и не надо тренироваться". Я хочу видеть блеск в глазах, жажду достичь чего-либо. Я полагаю, это будет только сильной нашей стороной, когда у нас будут тренеры, ищущие успеха. И в то же время строящие свои собственные карьеры. Я всегда, будучи помощником главного тренера, хотел помогать, поддерживать команду и в то же время совершенствоваться. Не знаю, это звучит для меня странно – конкуренция внутри тренерского штаба.

- Чего не хватало команде прежде?

- Мы играли в свой лучший хоккей во время плей-офф против "Авангарда". Я хочу внести этот баланс в регулярный чемпионат. Это одна из важных вещей. Я хочу придать структурированность нашей игре, как бы системность и плановость. Потому что в регулярке нам нужна сбалансированность игры. В прошлом сезоне у нас были взлеты и падения: очень хорошие игры против лучших команд, но затем были матчи реально очень плохо. В плей-офф мы сыграли хорошо. Поэтому баланс, структура – ключевые слова. Нам нужно прояснить и уточнить свою систему игры.

- Как отразится это в тактическом плане?

- Я думаю, мы хотим играть в хоккей 2020 года. XXI века. В первую очередь, нам нужно понять, что нам необходимо для того, чтобы побеждать. Один очень важный момент сегодня – хоккей стал очень быстрым. И мы собираемся играть в быстрый хоккей. У нас мастеровитые ребята, я очень хочу использовать их мастерство по полной и на максимальной скорости. Мы хотим быть реально быстрой командой. Второе ключевое слово – взаимовыручка. Мы хотим, чтобы все пятеро играли вместе и в атаке, и в защите. И последнее, третье – это переходы: насколько быстро мы сможем переходить от нападения к обороне и наоборот, от оборонительных действий к наступательным. Это опять же относится к скорости. Взаимопомощь и очень скоростной хоккей. И с хорошей структурированностью, конечно.

- Как оцените нынешнюю селекцию?

- Я полагаю, у нас сильная команда. Не вижу каких-либо проблем. У нас хорошее сочетание опытных ребят, которые знают, как дело делается, и очень талантливых молодых парней, так что подбор хороший. У нас хватает и скоростных ребят, какие нужны для системы. И у нас ментально сильная команда, есть настоящие командные игроки, это очень важно для меня. Вот почему я действительно доволен подбором игроков в данный момент. По ходу сезона, конечно, всякое случается и необходимо реагировать. Случаются травмы, приходится искать и находить новые элементы, вносить какие-то изменения, но в данный момент мы можем идти таким составом.

- Были такие кандидатуры, которые предлагал менеджмент, но вы их отвергли?

- Да, конечно. Мы всегда на связи, общаемся, когда нам кто-то нужен. И рынок имеющихся в наличии игроков достаточно велик, чтобы мы могли принимать решения, какой хоккеист нам больше подходит под наши планы.

«Я добиваюсь, чтобы между ребятами возникла химия»

- Кого вы видите в центре второго звена? Михаила Воробьева? Или роль Александра Кадейкина может измениться?

- Михаила Воробьева я еще знаю недостаточно, чтобы сказать прямо сейчас. Я знаю Кадейкина, он хороший хоккеист, и я думаю, он взойдет еще на несколько ступенек вверх в предстоящем сезоне.

Я планирую четыре звена и не имеет значения, какое из них первое, второе или третье. Я пытаюсь найти сочетания из двух, а может, и трех ребят. Я считаю, мы должны быть готовы к изменению троек на протяжении сезона, потому что, если у нас будет только одна устоявшаяся расстановка, если мы слишком рано примем решение, что этот – второй, тот – третий, и будет играть с таким-то и таким-то, то вдруг случится одна травма – и весь пазл развалится. Так что нам надо подготовить всех ребят, чтобы они знали, какая у нас система, как играть в той или иной ситуации. Я ожидаю, что все будут готовы играть со всеми. Так что кто будет вторым – я не знаю, честно, я пока не знаю. Но я очень рад, что у нас есть реально хорошие центры – это очень позитивная вещь.

- То есть вы не сторонник жесткой специализации звеньев?

- Я не хочу сказать, что это старомодно, но... У нас есть игроки разного типа, у них есть свои разные сильные стороны. Я добиваюсь сыгранности и совместимости между ребятами. Да, химии! Иногда три ярко выраженных атакующих форварда очень подходят друг другу, иногда требуется добавить игрока оборонительного плана к двум атакующим. Надо увидеть мастерство на льду, но для меня также очень важны личности игроков, чтобы они подходили друг другу. Потому что на этом уровне очень важно, чтобы все хоккеисты были довольны отводимой им ролью.

Что касается атаки - у нас так много умелых, мастеровитых ребят, что мы можем создать почти четыре атакующих звена, но, конечно, нам нужны и парни с навыками игры в меньшинстве, блокирующие броски, способные надёжно сыграть в последние минуты. Так что я не хочу жестко определять: ты будешь в играющем звене, а ты – в сдерживающем, нет. Если у тебя есть мастерство, то не имеет значения, что ты в четвертом звене: ты вправе творить, но должен также позаботиться об обороне. Как я уже сказал, важно, насколько быстро ты способен реагировать, не важно, в первом звене или четвертом – у нас один план для всех игроков.

- Вы учите русский. Когда рассчитываете заговорить с командой на тренировках?

- На тренировках я чуть-чуть по-русски: один в ноль, перепас, бросок, синяя линия, красная линия. Я занимался русским языком, даже брал уроки, но дело в том, что в первый год в России почти весь тренерский штаб был финским, и мы говорили между собой по-фински. Затем в команде преобладал английский, как язык общения. Вообще, мы живём в таком хоккейном воздушном пузыре, очень мало возможностей за его пределами общаться на русском и совершенствовать знание языка. Но я надеюсь заговорить с командой по-русски.

- Вы уже четвертый сезон в Уфе, но мы практически ничего не знаем о вашей семье. Расскажете немного?

- Да, конечно. Я женат. Сыну Вильями - 11 лет. Дочери Анне - семь. Когда границы откроют, они приедут. В последние годы мы живём на две страны: четыре с половиной месяца здесь, четыре с половиной месяца - дома. Моя жена учитель, она может заниматься с детьми и в школе, и дома. Мой сын - хоккейный вратарь, играет в теннис, здесь «короткая дистанция» до теннисных кортов. Дочь занимается фигурным катанием. Хоккейный сезон длинный, дети занимаются, всё рядом. Клуб всегда помогает с такими бытовыми делами, я это чувствую и ценю, не в последнюю очередь поэтому хочу продолжать работу в Уфе. Уфа - красивый город, и люди здесь очень дружелюбные.

Автор благодарит за помощь с переводом Рафаиля Хамидуллина.