Имя Шаляпина могло стать брендом Уфы, но власти с этим не спешат

Образ прославленного артиста вовсю эксплуатируют лишь коммерсанты

26.11.2018 в 02:14, просмотров: 711

Столица Башкирии давно и заслуженно считается шаляпинским городом, где великий русский певец и актер начинал профессиональную карьеру. Но в Уфе нет музея Шаляпина, дом на улице Гоголя, где жил знаменитый бас, зарос бурьяном и в любой момент может вспыхнуть. И несмотря на то, что Федор Шаляпин мог стать городским брендом, уфимские чиновники не торопятся увековечить его память. Зато есть местная водка Шаляпин и одноименный ресторан.

Имя Шаляпина могло стать брендом Уфы, но власти с этим не спешат
фото: архив МК

Дом, где жил певец, намеренно скрывают от уфимцев?

Коммерсанты вовсю эксплуатируют образ прославленного актера в отличие от тех, кто должен это делать по долгу службы.

Сейчас дом № 1 по улице Гоголя, где жил Федор Иванович, окружен со всех сторон металлическими гаражами, поверх которых протянуты трубы газопроводов. Гаражи размещены незаконно в охранной зоне газопровода, о чем свидетельствует нанесенная прямо на них информация. Поэтому если заполыхает плотная деревянная застройка, то к месту пожара не сможет подъехать спецтехника, а жильцы не выберутся живыми по узкой тропке, которая вьется между хранилищами железных коней.

Давно существует решение о сносе незаконно установленных гаражей, но, похоже, выполняется оно избирательно. Там, где городским начальникам нужно, они проявляют завидную принципиальность и чудеса оперативности, а здесь явно закрывают глаза. Неужели только для того, чтобы меньше людей, в том числе гостей города, видели дом, где жил великий Шаляпин?

В мире сейчас насчитывается 16 музеев певца. Но нет его в Уфе, там, где началась профессиональная деятельность молодого Шаляпина, в городе, который дочь певца Ирина Федоровна назвала «колыбелью творческой жизни» отца.

Главной причиной начальники называют нехватку денег.

- Письма мои ходят по кругу, - рассказывает глава отделения межрегионального Шаляпинского центра Елена Замрий. - Никто не отказывает, но и ничего не делают. Только слова.

Ещё 12 марта 1996 года за подписью первого заместителя премьер-министра республики Валерия Лесунова было принято постановление кабинета министров № 89 «О создании в городе Уфе дома-музея Ф. И. Шаляпина». Но музей так и не появился, а 19 мая 2000 года другим постановлением правительства № 134 «в целях обеспечения режима экономии при исполнении республиканского бюджета» был признан утратившим силу один из пунктов первого документа, где шла речь о выделении 300 квадратных метров жилья для расселения жильцов шаляпинского дома. В остальной части постановление остается действующим, о чем и выдают информацию существующие справочные правовые системы.

То есть решение правительства есть, но выполнить его невозможно, поскольку нет средств на расселение жильцов. Цена вопроса, то есть требуемых 300 метров, – 18-19 миллионов рублей, если взять за базовую среднюю стоимость квадратного метра жилья в Уфе.

На мемориальной доске тайно меняли текст

В советские времена даже установление памятной доски решалось в башкирском обкоме КПСС с огромным трудом, а имя российского певца периодически подвергалось шельмованию в местной партийной прессе. Общественнику Борису Торику удалось решить вопрос только через три года мытарств, пригрозив обкомовскому начальству, что он отправит письма Михаилу Шолохову, Николаю Тихонову, Ивану Козловскому и другим известным в СССР людям. В феврале 1967 года состоялась торжественная церемония открытия мемориальной доски на здании бывшего Дворянского собрания, нынешнего института искусств, где в шестидесятые размещалось училище того же профиля. Здесь в мае 1891 года Шаляпин пел роль старого слуги в опере Рубинштейна «Демон».

Мероприятие в духе времени назвали «митингом». Пригласили тогда в столицу республики и дочь певца от первого брака Ирину Федоровну Шаляпину-Бакшееву.

Правда, позднее прежнюю - оригинальную доску, которую открывала дочь великого сына России, тайно заменили другой, поменяв на ней очередность текста на русском и башкирском языках. Кому-то из местных чиновников это показалось очень важным.

Тот визит Ирины Шаляпиной в столицу Башкирии был не первым. Оказывается, она приезжала в Уфу ещё в 1963 году по линии общества «Знание», делилась воспоминаниями о своем отце и даже привезла настоящий граммофон и шаляпинские пластинки.

В 1970-е Ирина Федоровна ещё раз посетила Уфу и предлагала открыть музей в доме № 1 на улице Гоголя, где жил её отец. Но первый секретарь обкома Мидхат Шакиров был непреклонен. Мало того, в 1980-х, несмотря на протесты общественности, варварски снесли первый дом, в котором жил Шаляпин, на улице Павлуновского, 6. Сейчас на этом месте, находящемся всего в нескольких сотнях метров от исторического центра Уфы, располагается мусорная свалка, буйно заросшая кустарником, а от дома осталась лишь старая фотография.

Раз дом снесли и на его месте ничего не построили, то это могли сделать только городские власти. Причиной этого тогда чаще всего называлась аварийность жилого помещения. Неважно, настоящая она была или мнимая.

Выяснили, что в подобной ситуации в советское время ордер на квартиру выдавался не сразу. Вначале ответственный квартиросъемщик получал контрольный талон, по которому он мог получить ключи и переехать на новое место жительства.

Ордер выдавали только после сноса прежнего строения, а граждане в то время самостоятельно продавали на слом покидаемое жилище. После чего писали заявление в бюро технической инвентаризации, на основании которого на место выезжал специалист для проверки. Затем, оплатив пять рублей, а это, кстати, были приличные деньги, бывший хозяин дома получал справку БТИ о том, что дом действительно снесен. Далее гражданин нес бумагу в районный отдел учета и распределения жилья, где и менял на ордер, дававший право на прописку.

Поэтому мы обратились с запросом в ГБУ «Государственная кадастровая оценка и техническая инвентаризация по РБ», что располагается в Уфе на улице Бессонова, 26А, и буквально через десять дней получили документ, в которой говорится, что дом по улице Павлуновского, 6, снесли 25 ноября 1986 года.

Если кто-то думает, что в советское время так просто сносились аварийные или ветхие дома, на месте которых ничего не собирались строить, а людям бесплатно предоставляли новые квартиры, то он глубоко заблуждается. Подобные строения убирались властями очень неохотно. И сейчас рядом с тем снесенным домом до сих пор стоят его ровесники: халупы конца XIX – начала XX веков. И ничего…

Уничтоженный дом на Павлуновского был не простой, а шаляпинский, и о его существовании рядом с башкирским обкомом партии тогдашние власти были прекрасно осведомлены. Поэтому без прямого указания или санкции с Тукаева, 46, городские власти вряд ли бы посягнули на историческое здание. Так что снесенный дом Шаляпина можно оставить на совести «шакировского» режима.

В Уфе Шаляпина обули по моде начала нулевых?

В 2007 году между зданиями уфимского института искусств и гостиницы «Агидель» скульптором Рустэмом Хасановым был установлен памятник Шаляпину. Несколько лет назад художник рассказывал нам, что младшая дочь певца Марина Федоровна во время работы над скульптурой давала ему советы по фото гипсовой модели и, в частности, попросила заменить обувь.

Правда, фасон башмаков на памятнике почему-то подозрительно напоминает моду начала двухтысячных с брутальными квадратными носками. И на сайте УГИИ имени Загира Исмагилова на страничке художника указано, что памятник изготовлен в 2001-2002 годах.

- Все происходило по переписке Марины Федоровны и Галины Александровны Бельской, на тот момент, председателя Шаляпинского общества в Уфе, - ответил недавно на наш вопрос Рустэм Аязович, уточнив, что личного общения с дочерью Шаляпина у него, оказывается, не было.

Находясь в литературно-музыкальном музее «Дача Шаляпина» в Кисловодске, мы поинтересовались обувными предпочтениями Федора Ивановича. Вместе с сотрудницей музея Валентиной Пановой просмотрели множество фотографий певца. Нашли Шаляпина не только в туфлях, но и в сапогах, лаптях и даже босиком. Обувь с квадратными носками нам не попалась.

- Марине Федоровне было уже за девяносто и, может быть, она не всё поняла, - осторожно предположила Валентина Васильевна. – А ещё у каждого художника есть своё видение. Например, «Медный всадник» в Петербурге вообще одет в античную одежду и обут в сандалии.

Может быть и так, если вспомнить, что весь уфимский период Шаляпин ходил в сапогах. Но уже с молодых лет многие принимали Федора Ивановича за аристократа: «Высокий, с выправкой денди, как будто бы с десятого поколения привыкший носить фрак». Как талантливый актер и наблюдательный с острым умом человек он быстро добился безупречного лоска даже в домашней обстановке или на отдыхе.

Так вот, если судить по фотографиям певца, предпочитал он классические туфли со слегка вытянутыми и закругленными или иногда острыми носками, а в последние пару десятилетий его жизни встречаются круглые.

«Дубинушка» в Уфе

Немало сил приложили уфимские общественники для сохранения памяти Шаляпина в Уфе. Много для этого сделали Юрий Узиков, Георгий Гудков, Борис Торик и многие другие люди, по крупицам собиравшие материал и воспоминания современников певца, знавших и живших рядом с ним в столице Башкирии. Подвижническую работу уже не одно десятилетие ведет уфимское отделение межрегионального Шаляпинского центра.

Родился Шаляпин в Казани в 1873 году в бедной крестьянской семье. И даже через много лет мировая звезда оперной сцены по паспорту по-прежнему числилась в крестьянском сословии, но нисколько этого не стеснялась. В столице Башкирии началась профессиональная биография великого певца: «я впервые выступал на подмостках как профессиональный актер в опереточной труппе в городе Уфе». Помимо певческой деятельности, Шаляпин пробовал себя как чтец, сыграл роль Держиморды в гоголевском «Ревизоре», пел в хоре Ильинской церкви, на месте которой сейчас стоит 14-этажный дом возле старого моста на реке Белой.

Приехал в Уфу в одном пиджаке, без белья и носок в «худых» сапогах и ходил так зимой. Когда было особенно холодно, укрывался подобием пледа - старой шалью. Потом уже на гонорар «купил себе верблюжье пальто, мохнатое, темно-коричневое, кожаную куртку с хлястиком – такие куртки носят машинисты, – купил сапоги, перчатки и тросточку. Дирижер подарил жокейский картуз с пуговкой на макушке и длинным козырьком».

- Напялив на себя все это великолепие, я отправился гулять по главной улице Уфы, - вспоминал певец свои «променады» по нынешней улице Ленина.

Певец всегда тепло вспоминал Уфу, где была его первая афиша: «Вторые басы: Афанасьев и Шаляпин». Помнил первые профессиональные уроки музыки и вокала, которые дала ему выпускница петербургской консерватории уфимка Варвара Паршина, первый бенефис и уфимцев, которые после распада труппы устроили его на хорошую по обывательским меркам работу и стали собирать деньги на учебу в Петербурге.

В начале прошлого века глухой осенью 1904 года Шаляпин проездом вновь оказывается в Уфе, где устраивает бесплатный концерт для рабочих, которые «сорвали» его прямо из-за стола во время дружеского застолья у приятеля, с которым он когда-то пел в церковном хоре. В дом токаря Григорьева, работавшего в уфимских железнодорожных мастерских - нынешнем «ТРЗ», прибыла целая «депутация» и уговорила Шаляпина выступить в клубе. Небольшой зал был набит сотнями людей, которые давно и терпеливо его ждали. В книге Вадима Иванова «Винтовка и молот» по рассказам непосредственных зрителей этого концерта повествуется, как Федор Иванович при свете керосиновых ламп пел перед рабочими до глубокой ночи, в том числе дважды знаменитую «Дубинушку».

Некоторые авторы пытаются в последние годы подвергнуть сомнению факт этого концерта Шаляпина поскольку мол о нем не говорится в мемуарах певца. Но воспоминания - не скрупулезный стенографический отчет всего жизненного пути артиста. Так, например, он не упомянул о своем первом участии в благотворительном концерте в Уфе в конце ноября 1890 года, о котором исследователи узнали только через много лет из старых уфимских газет, а ранее неизвестные страницы творческой деятельности певца продолжают открываться до сих пор.

Пел для людей, неспособных платить

Недруги певца ставили ему в вину высокую стоимость билетов: «Только птички поют бесплатно», умалчивая, правда, что подобные уфимскому концерты-экспромты Шаляпин давал бесплатно, очень любил их и пел там с особым подъемом. Напротив, неуютно чувствовал себя на выступлениях перед богатеями, называя их «хамами», и назначал на первые ряды баснословную цену, а задние места для простого люда продавал за гроши, а то вовсе раздавал билеты на них рабочим бесплатно. Так во время гастролей в Киеве он раздал 4000 таких билетов: «Я просто желаю петь для людей, неспособных платить». А сколько денег Федор Иванович передал раненым и искалеченным солдатам и офицерам не подсчитано до сих пор! На свои средства содержал два госпиталя на 80 человек в Москве и Петербурге. И первым получил звание народного артиста России.

Непростые времена большевистской власти заставили певца эмигрировать, но позже он считал отъезд трагической ошибкой. Дочь певца рассказывала, что Федор Иванович пытался в 1930-е вернуться - его просьбу Сталину передал Ворошилов. Но в ответ вождь промолчал. Похоже, не знал, как поступить, но на всякий случай Шаляпину отказали.

12 апреля 1938 года певец скончался от рака крови в Париже на руках у жены.

Благодаря усилиям советской музыкальной общественности сыну певца Федору Федоровичу Шаляпину удалось в 1984 году добиться перезахоронения праха отца на Новодевичьем кладбище в Москве. Неоценимую роль в этом сыграл писатель Юлиан Семенов, который сумел выйти на генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова.

А 10 июня 1991 года Совет министров РСФСР вернул Шаляпину звание «Народного артиста», которого певца лишили в 1927 году за материальные пожертвования семьям белоэмигрантов. Удивительно, но такой знаковый документ в печати опубликован не был.

Уфимские общественники сделали все для увековечивания имени Федора Шаляпина. Хочется надеяться, что и руководство Уфы со временем осознает, что Федор Шаляпин - наше общее достояние. Правда, для сохранения памяти о великом сыне России и создания его музея в Уфе нужна «мелочь» - госслужащие должны любить свой город.